Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Июля
    А.П. Белоглазов
  • 1 Июля
    А.Т. Зарицкая
  • 1 Июля
    Ю.В. Мищенко
  • 3 Июля
    И.В. Бобрик
  • 3 Июля
    С.Я. Таслицкий
  • 4 Июля
    Л.В. Левина
  • 5 Июля
    Р.И. Хусаинова
  • 5 Июля
    И.А. Шестакова
  • 6 Июля
    Л.В. Ваганова
  • 6 Июля
    М.И. Гуревич
  • 6 Июля
    Д.Б. Касперов
  • 6 Июля
    Г.А. Храмов
  • 9 Июля
    Г.И.Михайлова
  • 10 Июля
    В.Н.Мурахин
  • 12 Июля
    Е.Ю.Cеменова
  • 12 Июля
    А.Ф.Стрекалев
  • 12 Июля
    М.А.Теленков
  • 13 Июля
    В.А.Гинц
  • 13 Июля
    З.Д.Горина
  • 13 Июля
    Д.С.Марченко
  • 14 Июля
    И.С.Ахметова
  • 14 Июля
    В.С.Грабовский
  • 14 Июля
    Е.В.Черепанов
  • 15 Июля
    А.А.Василишина
  • 15 Июля
    М.Г.Гареев
  • 15 Июля
    И.И.Кугаевский
  • 17 Июля
    Н.В.Попов
  • 17 Июля
    А.С.Синицын
  • 19 Июля
    Б.И.Коваленко
  • 19 Июля
    Т.И.Рыжикова
  • 19 Июля
    Л.Я.Симановский
  • 20 Июля
    В.Л.Одинцев
  • 21 Июля
    С.С.Бушманов
  • 21 Июля
    Е.П.Коровин
  • 23 Июля
    В.Н.Баранов
  • 23 Июля
    К.Ю.Смоленцев
  • 24 Июля
    В.К.Горишный
  • 24 Июля
    Л.Н.Лутошкин
  • 25 Июля
    В.А.Буланов
  • 25 Июля
    Н.С.Косминская
  • 25 Июля
    В.Д.Малюгин
  • 25 Июля
    А.В.Чурилов
  • 25 Июля
    Ю.С.Юй-Де-Мин
  • 26 Июля
    А.П.Аверьянов
  • 26 Июля
    А.А.Дремов
  • 26 Июля
    В.В.Харьков
  • 27 Июля
    В.И.Прожирко
  • 27 Июля
    В.А.Чурилов
  • 28 Июля
    Б.П.Волков
  • 28 Июля
    Г.С.Гаркавенко
  • 28 Июля
    Е.П.Глебова
  • 28 Июля
    С.А.Летовальцев
  • 30 Июля
    Л.И.Барышникова
  • 30 Июля
    Г.Е.Раков
  • 31 Июля
    С.В.Макарьин
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

20.05 19.05
USD 61.9408 61.9408
EUR 73.1769 73.1769
все курсы

Грайфер Валерий Исаакович

Родился 20 ноября 1929 года в г. Баку Азербайджанской ССР. Окончил Московский нефтяной институт им. И.М. Губ­кина (1952 г.) и Институт народного хозяйства (1976 г.). Про­шел большой трудовой путь от поммастера нефтепромысла до заместителя министра нефтяной промышленности СССР, руководителя крупнейшего в стране нефтегазового главка - Главтюменнефтегаза.  

 Автор десятков печатных работ и изобретений, профес­сор, академик. Лауреат Ленинской премии (1976 г.), заслу­женный деятель науки и техники Татарской АССР (1964 г.). Награжден орденами Ленина (1971 г.), Трудового Красного Знамени (1966 г.), «Знак Почета» (1959 г.), медалями.

1952-1956 гг. - помощник мастера по добыче нефти, инже­нер по труду и нормированию, заведующий внутрипромысловой перекачки, мастер по добыче нефти, начальник производственно-технического отдела объединения «Татнефть» Министерства нефтя­ной промышленности СССР, г. Альметьевск Татарской АССР.

 1956-1957 гг. - начальник отдела добычи нефти и газа-заместитель главного инженера объединения «Татнефть» Ми­нистерства нефтяной промышленности СССР, г. Казань Та­тарской АССР.

1957-1962 гг. - начальник отдела добычи, переработки нефти и газа управления нефтяной промышленности Татарс­кого совнархоза, г. Казань Татарской АССР.

1962-1964 гг. - управляющий трестом «Татнефтегаз» уп­равления нефтяной промышленности Татарского совнархо­за, г. Альметьевск Татарской АССР.

1964-1972 гг. - главный инженер-заместитель началь­ника государственного производственного объединения «Татнефть» Министерства нефтяной промышленности СССР, г. Альметьевск Татарской АССР.

1972-1985 гг. - начальник планово-экономического уп­равления, член коллегии Министерства нефтяной промышлен­ности СССР, г. Москва.

1985-1990 гг. - заместитель министра нефтяной промыш­ленности СССР-начальник Главного Тюменского производ­ственного объединения по нефтяной и газовой промышлен­ности «Главтюменнефтегаз» Министерства нефтяной промыш­ленности, г. Тюмень.

1990-1992 гг. - заместитель председателя научно-тех­нического совета объединения «Татнефть» Министерства не­фтяной промышленности СССР, г. Москва.

1992 г. - исполнительный директор по научно-техничес­кому прогрессу и экологии нефтяного концерна «Лангепасу-райкогалымнефть» (ЛУКойл) Минтопэнерго РФ, г. Москва.

С 1992 г. - генеральный директор акционерного обще­ства «Российская инновационная топливно-энергетическая компания» (АО «РИТЭК»), г. Москва.

 

УЧИТЕЛЬ И НАСТАВНИК

Быстро, незаметно пролетели годы, и вот уже Валерию Исааковичу исполняется 70 лет. А ведь верится с трудом. Толь­ко седина выдает, а душой он молод. Молод, энергичен. И энергичен всегда, всегда в хорошем настроении, приветлив с коллегами и партнерами.

В нашей семье, семье министра нефтяной промышлен­ности В.Д. Шашина, о Валерии Исааковиче говорили много, и создавалось впечатление, что он очень близкий нам чело­век; так оно и есть. Я думаю, что в разговорах его имя звуча­ло потому, что он очень разносторонний человек, очень-очень добрый и отзывчивый.

Валерий Исаакович - представитель поколения, следу­ющего за поколением моего отца. Поэтому, и это естествен­но, разные периоды на долгом жизненном пути проходили или по одной и той же прямой, или перекресток разделял дорогу на две параллельные, прочерченные совсем рядом.

Мама рассказывала мне, как Валерий Исаакович умел снять или смягчить горечь отчаяния. В один из приездов Ва­лерия Исааковича с Тамарой Ивановной за город, где она пе­реживала самое свежее скорбное время (это было лето 1977 г.), они привезли маме в подарок белую шляпу с большими полями. Валерий Исаакович сказал: «Гуляйте побольше и по­дольше, ходьба исцеляет, а наша шляпа предохранит вас от избытка солнца». Кстати, эта шляпа жива до сих пор, и мама очень любит ее.

Удивительно, сколько у Валерия Исааковича энергии и же­лания работать. Все время поражаешься и думаешь: откуда берутся силы, как его одного на все хватает? Это и совет попе­чителей в государственном университете нефти и газа им. ИМ. Губкина, и занятия со студентами, и работа в совете директо­ров ОАО «ЛУКойл», и в советах директоров дочерних компа­ний АО «РИТЭК», и работа в составе экспертного совета Мин­топэнерго РФ, а также много другой работы, перечисление ко­торой заняло бы целую страницу. И все это одновременно с основной работой - генеральным директором АО «РИТЭК».

Работая рядом с ним, слушая его на заседаниях правле­ния, оперативках, совещаниях, во всем чувствуешь его высо­чайший профессионализм и культуру. Работа - его жизнь, без которой он себя не мыслит.

Время идет своим чередом, уходят из жизни бывшие кол­леги-нефтяники. Другие стареют, переходя в разряд ветера­нов. Надо сказать, что Валерий Исаакович всегда выкраивал время проводить в последний путь своих товарищей, посе­тить места успокоения ушедших из жизни нефтяников.

А живые получают неоценимую помощь благодаря учас­тию Валерия Исааковича в их судьбе. Одинокие ветераны, которые с трудом выдерживают бремя теперешней жизни, по­стоянно ощущают его заботу. Это помогает им достойно про­держаться. Забота о людях не на словах, а на деле.

По-разному складывается жизнь у людей. Я, например, окончив МИНХ и ГП им. И.М. Губкина, почти 20 лет работала на кафедре. И вот в 1992 году я оказалась в АО «РИТЭК».

Без ложной скромности скажу, что я счастлива, что теперь уже мой жизненный путь пересекся с Валерием Исааковичем. Я каждый день с радостью и желанием иду на работу, где Вале­рий Исаакович заряжает меня энергией. Я постоянно чувствую его поддержку, и это придает мне уверенности в себе.

Валерий Исаакович - учитель с большой буквы. Хочется выразить огромную благодарность за то, что у нас всегда была возможность учиться у Валерия Исааковича.

 

Т. Шашина-Федорова.

 

 

ПОКЛОН ВЕТЕРАНУ

Впервые о РИТЭКе я услышал пять лет тому назад. Был наслышан и о его руководителе - знатном нефтянике В.И. Грайфере.

И вот в конце 1996 года Валерий Исаакович приехал в Нурлат проводить производственное совещание по разработ­ке нефтяных месторождений на территории Аксубаевского района. Это была моя первая деловая встреча с известным человеком, чье имя занимает достойное место в истории оте­чественной нефтяной промышленности.

Это совещание в корне изменило всю структуру работы нашего коллектива, дало «путевку в жизнь» новым направле­ниям. Голос Валерия Исааковича, полный энергии, зазвучал по всему Аксубаевскому району, а мы стали проводниками воплощения его идей. Скорости освоения новых нефтяных месторождений РИТЭКом поражают, и мне, участнику строи­тельства КамАЗа, они кажутся соизмеримыми с размахом и темпами строительства автогиганта.

Благодаря нашей совместной работе сегодня треть жите­лей Аксубаевского района получили возможность пользоваться асфальтовыми дорогами. Заметно меняется жизнь сельчан, все больше и больше становится она похожей на городскую. В этом году у жителей района состоялось торжественное событие - от­крытие Родникового комплекса, в котором можно погулять в кра­сивом парке, послушать, сидя на скамейке, журчание ручья, на­питься чистой и целебной родниковой воды, полюбоваться ска­зочными танцами, которые закружили две фигуры в скульптуре известного татарского художника Ильдара Ханова. И растет вол­на благодарности людей к тому огромному делу, которое прово­дит в жизнь АО «РИТЭК» в нашей республике.

Лично мне Валерий Исаакович симпатичен не только как крупный руководитель, но и как старший товарищ. Его лич­ные качества меня очаровывают. Он замечательный человек, мудрый наставник, кладовая опыта. Он поражает своей жаж­дой к работе, неутомимой энергией. Ему присущ риск, но толь­ко в сочетании со здравым рассудком.

Для меня он большой авторитет, и я благодарен судьбе, что она свела меня с ним на жизненном пути. Работая с ним, мы и сами становимся сдержаннее, рассудительнее.

Влияние его души, его добрых намерений, его участие и понимание не останутся незамеченными. Как пионер он является для меня примером в жизни, и я рад этому. Хочется пожелать, чтобы каждый день, каждый час, каждая минута при­носили ему радость.                                                     

Н. Ягудин,

генеральный директор акционерного общества

"Управление механизации строительства", Татарстан.

 

НАШ ПРИНЦИП - НЕ НАВРЕДИТЬ ПРИРОДЕ

- Валерий Исаакович, свою трудовую биографию вы на­чали в Альметьевске...

- Да, после окончания Московского нефтяного институ­та им. Губкина мы, три друга: Л.М. Кузнецов, В.Ю. Филановский и я - по распределению приехали в Татарстан, который стал тогда вторым Баку по добыче нефти. Здесь родилась у меня дочь Лена. А другая дочь, Наташа, родилась в Казани.Сегодня и дочери, и внуки пошли по моим стопам - выбрали
профессию нефтяника.

- А что вас связывает с аксубаевской землей?

- Аксубаево - это как плацдарм нефтяников. Здесь недра богаты нефтью. Мы выиграли тендер и получили право на разработку нефтяных месторождений и, собственно, являемся пионе­рами освоения аксубаевских месторождений нефти. Начинали мы, а это было пару лет назад, немножко по-другому, чем в свое время в альметьевских краях. Начали с инфраструктуры: пост­роили дорогу, хорошую, асфальтированную. Причем построили ее с учетом интересов местного населения. Так, чтобы она про­ходила через деревни и села и решала транспортные проблемы села. То есть с самого начала принципом обустройства наших месторождений был учет интересов развития нефтяной промыш­ленности и учет интересов местного населения.

Во главу угла мы ставили экологию - единство с приро­дой. Наш принцип - не навреди. Только бы был более высо­кий уровень жизни населения, в том числе и сельских жите­лей. И ввод в действие таких объектов сочетаем, и красоту, и духовность, и в то же время прагматизм. Вот такие принципы мы заложили в основу освоения аксубаевских нефтяных ме­сторождений. Я уже не говорю об инновационном характере тех технологий, которые мы выбрали. Они позволили нам втрое сократить число скважин, а значит, втрое снизить потребность в территории, которую мы занимаем. Мы одной скважиной здесь решаем такие проблемы, которые обычно решаются тре­мя скважинами. Мы сократили общий итоговый объем необ­ходимого оборудования. Это и направлено на то, чтобы обес­печить этот инновационный характер, меньше задалживать земли, меньше задалживать горных отводов, сократить про­изводственный вред, который промышленность так или ина­че несет в себе при освоении новых месторождений. Мы и магистрали строим. Мы хотим именно на месте оставить по­ложительный след, теперь у нас нет задачи - повернуть реки вспять, сделать еще какие вещи. Наши задачи гораздо праг­матичнее - сделать жизнь конкретных людей здесь более комфортной, удобной, благополучной.

- РИТЭК - компания, которая конкурирует с другими нефтяными компаниями...

- Я и в «Татнефти» работал, и в ЛУКойле, проработал в Тюмени много лет. У нас задачи и цели, а также характер дея­тельности совсем другие, нежели у этих больших компаний. Наши задачи - создать условия для модернизации и реконст­рукции на более высоком уровне в нефтяной промышленнос­ти. Мы не ставим задачи увеличивать объемы добычи нефти. Мы несем новые технологии добычи, более надежное оборудо­вание, более оптимальные цели. Мы создаем техническую, тех­нологическую базы для того, чтобы наши нефтяные компании могли конкурировать с крупными мировыми компаниями, которые захватывают рынок. В этом наша главная задача.

Из интервью В.И. Грайфера

на аксубаевской земле. Записал. Валиахметов.

Аксубаево, Новотимошкинский

родниковый комплекс.

(Журнал «Деловой Татарстан»).

ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР...   

Сегодня исполняется 70 лет Валерию Исааковичу Грайферу - кавалеру ряда высоких правительственных наград, лауреату Ленинской премии, последнему из руководителей Главного Тюменского производственного управления по не­фтяной и газовой промышленности в его недолгой, но слав­ной истории.

Валерий Исаакович стал начальником легендарного Главтюменнефтегаза в марте 1985 года, когда в отрасли уже на­чали названивать первые тревожные звонки, и тем не менее главный штаб по управлению гигантским и единым в те вре­мена Тюменским нефтегазовым комплексом работал четко и слаженно. Грамотный, высококвалифицированный специа­лист, прошедший see ступени служебной карьеры - от по­мощника мастера бригады по добыче нефти в 1952 году в Татарии до начальника планово-экономического управления министерства, Грайфер, что называется, обедни не испортил. Удалось приостановить наметившийся было спад в добыче нефти и закрепиться на стабильно высоком уровне, все со­ставные части нефтяного комплекса, его инфраструктуры ра­ботали как единый слаженный механизм. Именно в годы ра­боты Грайфера начался массовый снос балков, 25 процентов от вводимого благоустроенного жилья передавалось на пере­селение. И последнего начальника Главтюменнефтегаза ник­то не снимал с занимаемой должности. Просто в отставку был отправлен сам Главтюменнефтегаз.

В канун юбилея Валерия Исааковича я позвонил ему в Москву, поздравил с наступающим событием, взял короткое интервью по телефону. И первый вопрос был о том, почему же прекратил свое существование Главтюменнефтегаз?

- Главтюменнефтегаз не прекратил своего существова­ния, - последовал ответ, - он был уничтожен. Уничтожен при прямом участии тогдашних руководителей Министерства не­фтяной промышленности, которые и до этого в ГТНГ прежде всего видели соперника по влиянию на положение дел в от­расли, а не структуру, обеспечивающую эффективную рабо­ту одного из крупнейших в мире топливно-энергетических ком­плексов. Эти атаки нам долгое время удавалось отбивать под прикрытием мощных фигур секретаря ЦК КПСС В. Долгих и первого секретаря Тюменского обкома партии Г. Богомякова. Не стало их, и Главтюменнефтегаз просто добили. К сожале­нию, не на нашей стороне был тогда и Е. Лигачев.

- Горечь от событий тех дней осталась?

- Горечь - это, наверное, не то слово, я ведь не только просто человек со своими радостями и обидами, я нефтяник. Уничтожили ГТНГ, и с этого пошел развал всей нефтяной от­расли, растаскивание ее по кускам, из-за этого во многом потеряно 300 млн. тонн добычи. Да и на последующем раско­ле Тюменской области это сказалось очень существенно. Главтюменнефтегаз, как обручем, стягивал воедино и огромный нефтегазовый комплекс, и огромный регион. Обруч лопнул, и все начало распадаться. Чувство вины за это, конечно, оста­ется, хотя мы сделали все, что могли.

- Ладно, Валерий Исаакович, еще не вечер. Как у вас идут дела?

- Дела идут неплохо, я являюсь президентом Россий­ской инновационной топливно-энергетической компании (РИТЭК). Наша работа - новые идеи, новые технологии в нефтяной промышленности, их разработка, испытание на месторождениях, внедрение в практику. Компания ведет и добычу нефти - немного, чуть больше двух миллионов, и тем не менее.

- С наступающим юбилеем, Валерий Исаакович! Здоро­вья и удачи вам!

- Спасибо, здоровья и благополучия всем тюменцам.

В. Горбачев.

Газета «Тюменская правда сегодня»

ИННОВАЦИИ - АЛЬТЕРНАТИВА ИНВЕСТИЦИЯМ

Валерий Грайфер. С этим именем во многом связана ис­тория Тюменской области. Последний начальник Главтюмен-нефтегаза, заместитель министра нефтяной и газовой про­мышленности СССР. Сегодня он - генеральный директор едва ли не единственной российской топливно-энергетической ин­новационной компании РИТЭК и наш собеседник.

- Валерий Исаакович, многие с ностальгией вспомина­ют сегодня о Главтюменнефтегазе времен Виктора Иванови­ча Муравленко. Нередко слышны рассуждения и о том, что если бы вы были более настойчивым и решительным, то главк удалось бы сохранить. Собрали бы нефтяных генералов и стук­нули кулаком по столу: будет так, как я сказал, и точка! Кто против - заявления на стол...

- А вы знаете, почему умер Муравленко? Он с этим бар­даком не мог уже ладить. И вина Грайфера только в том, что он не умер. Вот и все. Виктор Иванович чувствовал и пони­мал, что в лице объединений появляются могильщики главка. Именно эта постоянная тревога, забота о нефтяном будущем Западной Сибири и подорвала его здоровье. Он ведь был еще относительно молод. Я был очень близок с ним в этот момент, и он просил меня: «Валерий, сделай все, чтобы не создавать пока объединения». И ничего бы Муравленко в этой ситуации не сделал. Не было уже Косыгина, Байбакова, через которых Муравленко мог решать в Москве свои вопросы. Обратиться было не к кому. Вы знаете, что такое глас вопиющего в пусты­не? Вот так и мы орали, но никому до нас дела не было.

Я писал и в правительство, и в Центральный Комитет партии, доказывал, что наступает время именно региональных управлений. К сожалению, к нам не прислушались, и состоя­лось то, что состоялось. И никто в тот момент ничего сделать бы не смог. Было совсем другое время. Время перестройки, когда все крушилось, ломалось. И ни перед чьим авторитетом никто не останавливался. Авторитет и влияние партии были уже утрачены. В Центральном Комитете партии отраслевые отделы были ликвидированы. Геннадий Богомяков из обкома ушел.

По вопросу сохранения главка мы собирались со всеми нефтяными генералами минимум 20 раз. Но большая беда была в непостоянстве тогдашних руководителей. Ни один из них ни разу мне не сказал, что главк не нужен, а уходя с этих совещаний, они занимали совершенно противоположную по­зицию. Я был свидетелем разговора бывшего министра нефтегазпрома Динкова с одним из наших генеральных директо­ров, кстати, ныне действующим. Перед этим у меня на сове­щании он клялся в верности и необходимости сохранения глав­ка, а часом позже, по прямому проводу, поддерживал пред­ложение о ликвидации главка. Так что против главка были как вышестоящие, так и нижестоящие структуры.

То было редкостное единение. Министерство панически боялось главка, так как он готов был принять на себя функ­ции регионального управления. По Москве ходили слухи, что в Тюмени хотят создать собственное министерство восточных районов. Реакция на все эти слухи была типичная - ликвиди­ровать главк, чтобы не было раздражителя. Как говорится, нет человека - нет проблемы. А объединения чувствовали свою силу и пытались сбросить с себя структуру, которая постоян­но координировала и контролировала их деятельность.

- Но ведь Черномырдину удалось создать Газпром...
- Черномырдин сохранил не главк, а министерство. Мне в силу вышеперечисленных причин не удалось сохранить главк. А вот в Москве второго Черномырдина среди нефтяни­ков не нашлось. Ни Динков, ни Филимонов, ни Чурилов со­хранить министерство, к сожалению, не смогли.

- РИТЭК появился через год и восемь месяцев после развала Главтюменнефтегаза. Создавая его, вы пытались реализовать свои тюменские планы, связанные с главком?

- РИТЭК мы создали знаете почему? В начале 1990-х вов­сю шли приватизация и акционирование нефтедобывающих предприятий. Все эти болезненные процессы сопровождались падением добычи нефти, разрушением устоявшихся производ­ственных связей. Интеллектуальный потенциал отрасли, раз­работки десятков научно-исследовательских и проектных ин­ститутов, в том числе и тюменских, оказались невостребован­ными. А на нефтяной рынок России поползли зарубежные ком­пании, занимавшиеся восстановлением бездействующих сква­жин. В частности, в Сибирь прилетали бригады из Калгари. Они получали очень даже неплохие деньги, а наши нефтяники ос­тавались без работы. Существовала острейшая потребность в новых технологических решениях. Так и возникла идея нефте­добывающей компании, которая бы тесно работала с учеными, используя их разработки на практике. В 1992 году мы органи­зовали первые три ремонтные бригады, которые реанимирова­ли скважины, основываясь на новейших отечественных техно­логиях, увеличивающих нефтедобычу и продлевающих жизнь скважин. Сегодня у нас уже четыре десятка таких бригад. Мы создали специализированные предприятия по восстановлению скважин - «Когалымнефтепрогресс», «Пурнефтеотдача». И мы заметно потеснили канадцев и американцев на этом рынке. Хотя кое-где они еще цепляются.

А создать что-то подобное бывшему Главтюменнефтегазу или нынешнему Газпрому... У нас же ни одного рубля госу­дарственной собственности не было. РИТЭК создавался, что называется, с чистого листа, полностью на бедняцком акцио­нерном капитале. Мы начинали в 1992 году с 17 млн. рублей в кармане, полученных от своих учреждений. Начальный ка­питал компании был создан за счет нефти, добытой из вос­становленных скважин. И с этим потенциалом мы участвова­ли в аукционах на право разработки месторождений. И се­годня у нас уже 13 месторождений, при разработке которых мы реализуем инновационные проекты.

- Судя по солидным учредителям, вы задумывали доста­точно крупную компанию. Ваши надежды, связанные с РИТЭКом, оправдались?

- Видите ли, в чем дело. РИТЭК в тех условиях не дол­жен был выжить в принципе. Вся нормативная база, закон о недропользовании были против нас. И только благодаря опы­ту и подобранным кадрам мы выжили.

- И кто составил костяк РИТЭКа ?

- Это прежде всего высококлассные, опытные специа­листы, которые в прошлой жизни, то есть до ликвидации ми­нистерства, занимались наукой и организацией производства. Здесь и заместители министра Грайфер, Волков, Дангарян. У нас работают два академика, три доктора наук, полдюжины кандидатов наук. Интеллектуальный потенциал РИТЭКа дос­таточно высок. Где в России вы найдете еще такую компа­нию, у которой бы в бухгалтерском балансе была отражена интеллектуальная собственность, оцененная в 120 млн. но­вых рублей? Это наши ноу-хау, патенты, изобретения, подтвер­жденные соответствующими сертификатами.

Вот она, главная задача РИТЭКа - создать масштабную интеллектуальную собственность, применяя ее в нефтедобы­вающем производстве, а не соревноваться по добыче с Бог­дановым или Алекперовым.

- Среди учредителей РИТЭКа такие крупнейшие компа­нии, как ЛУКойл, Когалымнефтегаз, Транснефть, Роснефть, Роснефтегазстрой, Нефтеспецтранстехнология. Ваши акци­онеры принимают какое-то участие в делах своего детища?

- Обязательно. Если вы посмотрите на карту, то увидите, что наши месторождения - Восточно-Перевальное и Выинтойское - находятся в границах, где работает Когалымнеф­тегаз. У них добыча немного упала, и высвободились мощно­сти резервуарного парка, установки по подготовке нефти. И мы загружаем их своей нефтью, естественно, оплачивая их использование. Такое сотрудничество и позволило РИТЭКу выжить, так как нам не нужно было создавать целый шлейф промысловых сооружений.

Из других учредителей я бы отметил Транснефть, с кото­рой мы имеем генеральное соглашение на транспортировку нефти, и Роснефтегазстрой, построивший для нас целый ряд объектов. Да и с другими учредителями нас связывает дело­вое сотрудничество.

- А состав учредителей РИТЭКа как-то меняется?

- Практически нет. Единственное, в числе крупных акци­онеров появилось объединение «Татнефть». Связано это с тем, что в Татарии у нас десять месторождений, на которых мы добываем около 800 тысяч тонн нефти в год.

- РИТЭК начинал с Западной Сибири. Сегодня он актив­но входит в Татарию. Какое же место занимают эти террито­рии в планах вашей компании?

- Если судить по объемам добычи нефти, то соотноше­ние здесь 50 на 50.

- Вам в Татарии работать проще, чем в Западной Сибири?

- Работать в Татарии намного легче. Может быть, в силу того, что там свой президент, больше возможностей у прави­тельства Татарстана. С другой стороны, там ведут очень ум­ную политику в области недропользования, последовательно создают рычаги, способствующие развитию нефтедобычи. Подумайте сами. В Татарии, так же, как и в Западной Сиби­ри, много бездействующих скважин. И вот президент Шайми­ев сказал: вся нефть, которую добудут из восстановленных скважин, от акциза освобождается. И сразу же стало выгодно вводить заброшенные скважины в действие. В результате предприниматель получил возможность экономно вести дело, не платя акцизы. Республика получила дополнительный до­ход. Федерация получила свои налоги. Причем налоговые по­ступления за недра, от прибыли, от реализации дополнитель­ного объема нефти, полученного из бездействовавших неког­да скважин, втрое перекрыли те акцизы, что потерял бюджет.

У сибиряков нет таких полномочий из-за своего статуса, хотя задумки у недровладельцев в Ханты-Мансийске хорошие. Но они связаны по рукам и ногам действиями федеральных властей. А в Москве не пробиться. Российские компании не один год бьют­ся уже за введение соглашений о разделе продукции. А в Тата­рии «продакшн шеринг» введено с прошлого года специальным указом президента. И все десять наших месторождений в Тата­рии мы разрабатываем уже на условиях раздела продукции.

- Их освоение идет за счет внутренних резервов или с привлечением западного капитала ?

- Вы знаете, у нас нет западных инвестиций. Нас серь­езно инвестировали российские банки, такие, как «Импери­ал», «Инкомбанк».

- И как последний кризис отразился на ваших взаимо­отношениях, на финансовом положении компании?

- Для нас это был если не нокаут, то полнейший нокда­ун. Мы много средств потеряли на развале ОНЭКСИМбанка. Рухнула наша договоренность с целым рядом зарубежных бан­ков о выделении долгосрочных инвестиционных кредитов. В общей сложности мы ждали от них 37 млн. долларов. Для та­кой небольшой компании, как наша, это достаточно серьез­ные величины. После 17 августа все эти банки с нами здоро­ваться перестали. Хотя к этому времени были уже приняты решения кредитными комитетами, оформлены все докумен­ты, выданы поручительства учредителей.

Не стоит забывать, что финансовый кризис сопровожда­ется и падением цен на нефть на внешнем рынке. По бизнес-плану мы рассчитывали получить средств примерно на 40% больше реально полученного. Этого также не произошло. Так что из-за кризиса мы понесли огромные финансовые потери.

- А если говорить о проектах, то на них кризис как-то отразился?

- Естественно. Мы видели, что кредиты оформляются, и работали с опережением, размещая заказы среди буровиков, строителей. Когда же все рухнуло, мы оказались серьезными должниками. И вынуждены рассматривать вопрос о приоста­новке работ. Вот, скажем, на Восточно-Перевальном место­рождении у нас работало три буровых бригады - две из «ЛУКойлбурения» и одна «Обьнефтегазгеологии». Чем им платить? Перебиваемся с хлеба на воду. Они, конечно, с пониманием относятся к нашим проблемам, им не хочется терять оббьем работ. Вот и крутимся как ужи.

- А инвестиции совместимы с кризисом?

- Нет, конечно. Но кризис - явление временное. В лю­бом случае мы движемся вперед. Потихонечку, медленно, но верно. А вылезем из кризиса - заработают банки, кредитные линии, появятся инвесторы, проектное финансирование. Я верю, так оно все и будет. И через полгода мы с вами еще встретимся и отметим, что оживление уже идет.

Вы имейте в виду: если судить о кризисе по резкому па­дению курса рубля, то рубль упадет еще ниже. Но это будет истинное соотношение. Ведь все эти коридоры на самом деле искусственно сдерживали рубль, не давая промышленности развиваться.

- В свое время РИТЭК достаточно серьезно планировал заниматься развитием нефтехимии в Западной Сибири. В перечне ваших проектов можно было встретить и «Сургутполимер», и «Обьполимер»... Сегодня на этих достаточно заманчивых проектах поставлен крест?

- «Сургутполимер», так и не получив правительственной поддержки, остался на уровне проектной документации. A вот первую очередь «Обьполимера», несмотря на кризис, мы планнируем-таки запустить в этом году. Ведь РИТЭК вложил в этот проект 56 млрд. старых рублей. Там сделана вся энергетика и развязка железнодорожных путей, построен товарный парк, в Венгрии изготовлена железнодорожная эстакада. Можно, конечно, жалеть об этом: вложи мы деньги в освоение нового месторождения, они давно бы уже окупились. Но наша задача - задействовать вложенные средства. Сегодня в районе Нягани ежегодно остается невостребованными порядка 150. тысяч тонн ШФЛУ. Это великолепная сырьевая база. И мь по железной дороге будем поставлять ее на Пермский завод.

- А как же производство в Нягани полипропилена?

- Это вторая часть проекта. Нет, ни сил, ни духу у нас на нее не хватит. Берясь за этот проект, свои надежды мы связываем со специальным постановлением правительства, направлявшим на «Обьполимер» 250 млн. долларов в рамках английской кредитной линии. Но, к сожалению, люди в правительстве сменились, а с ними сменились и приоритеты. А предусмотренные для «Обьполимера» доллары ушли на проект века - строительство скоростной магистрали Москва-Санкт-Петербург.

- Валерий Исаакович, все реформы в топливно-энергетическом комплексе проходили на ваших глазах. Можно ли было как-то иначе реорганизовать нефтяную промышленность? Или ставка на вертикально интегрированные компании была единственно возможным вариантом?

- Видите ли, я принимал участие в разработке этой схемы и считаю, что в нефтяной промышленности все было сделано пра­вильно. Я думаю, что газовиков впереди еще ожидают тяжелые времена. И тот путь, что прошли нефтяники, газовикам предстоит пройти. Через год или через два, но они неизбежно к этому придут.

- Вы имеете в виду подчинение Газпрому газоперераба­тывающих предприятий ?

- Нет, приватизацию дочерних предприятий. Я не думаю, что весь этот комплекс Газпрома удастся сохранить в еди­ном виде. Может, выделится система газопроводов, как у не­фтяников Транснефть. Параллельно с этим в регионах будут созданы самостоятельные газовые компании, которые придут на смену Газпрому.

- А как вы оцениваете сложившиеся потоки в рамках вер­тикально интегрированных структур? Все так и задумывалось ?

- Разумеется, не так. Изначально задумывалось пропор­циональное развитие добычи и переработки. В Советском Со­юзе еще ставилась задача добывать 1 млрд. тонн нефти в год, соответственно, предполагалось развивать и мощности переработки. Сегодня, когда добыча нефти резко упала – до 300 млн. тонн, а мощности переработки рассчитаны на вдвое больший объем, главная задача компаний - модернизиро­вать имеющиеся нефтеперерабатывающие заводы, обеспе­чив более глубокую и более рациональную переработку не­фти. Меняется структура самих инвестиций.

- А в каком направлении, вы считаете, должен развиваться ТЭК?

- Я думаю, он пойдет по пути создания крупных энерге­тических компаний. Крупные компании будут объединяться с электростанциями, энергетическими комплексами. Верти­кальная интеграция не должна заканчиваться подготовкой ре­сурсной базы, переработкой нефти и сбытом нефтепродук­тов. Она должна включать в себя и такой конечный продукт, каким является электроэнергия. Тогда у нас с вами будут бо­лее рациональные связи и ниже тарифы на электроэнергию. Сегодня нефтяники поставляют попутный газ на электростан-     ции и не могут получить за него деньги. Вот и выдумывают всевозможные взаимозачеты.

- РИТЭК будет развиваться в этом же направлении?

- РИТЭК не ставит перед собой задачу превратиться в суперкомпанию. Мы - инновационная компания. У нас своя самостоятельная ниша - это наука, новые технологии, новое нефте­промысловое оборудование. И в этой нише мы будем работать.

- Но не секрет, что уровень нашей техники до западных образцов еще недотягивает...

- Не буду отрицать: надежность отечественной техники действительно пока ниже зарубежных аналогов. Но мы счита­ем, что нецелесообразно попадать в технологическую зави-
симость от Запада, да и недешево везти оборудование из-за границы. Поэтому преимущественно мы используем российскую технику, налаживая собственное производство нефтепромыслового оборудования. В Когалыме, например, органи­зовали производство центраторов для штанг. В Азнакаево со­вместно с Роснефтью и рядом других компаний построен за­вод по производству перекрывателей, отсекающих зоны ос­ложнений при бурении или ремонте скважин.

А для ускорения создания новой техники мы покупаем иностранные технологии и переносим их на российские заводы. Так, совместно с американской компанией «Wheatley» и Буланашским машиностроительным заводом РИТЭК создал СП «Уитли-Урал», специализирующееся на производстве плунжерных насосов, штанговращателей, установок по закачке полимеров и струйной добыче нефти. В Краснодаре совместно с компанией «Axelson» мы учредили СП «Аксельсон-Кубань», выпускающее по американ­кой технологии штанговые глубинные насосы. Их применение увеличивает межремонтный срок работы скважин более чем в два раза.

- И какова перспектива развития РИТЭКа?

- Если говорить о добыче нефти, то те ресурсы, которыми мы располагаем, а это более 260 млн. тонн в Западной Сибири и 130 млн. тонн в Татарии, позволяют ставить нам задачу добы­вать 3,5-4 млн. тонн нефти в год. Разработанные РИТЭКом тех­нологии позволяют обеспечивать эффективную разработку сложных залежей, считавшихся при стандартных технологиях нефтедобычи нерентабельными. Сегодня мы добываем поряд­ка 1,5 млн. тонн нефти в год. Причем более трети этого объема получено за счет применения новых технологий.

РИТЭК обладает сегодня 25-ю исключительно эффектив­ными технологиями повышения нефтедобычи, таких, как мем­бранная и биополимерная технологии, сейсмоакустическое, ермоимплозионное и имплозоонное воздействие на пласт...

Ну что значит хотя бы на 3-4% поднять нефтеотдачу в той же Западной Сибири? Это равнозначно разработке доброго десятка крупных месторождений нефти. Мы сегодня забыли этот пласт работы. А ведь над этим работали наши тюменс­кие институты, СибНИИНП, Ревенко со своей группой, были определены полигоны для внедрения.

- В чем же причина, что все эти разработки широко не применяются на практике? Это очень дорого или о них просто не знают?

- Нет, мы полностью открыты. Недавно, например, про­вели презентацию технологии, которая собрала более 150 экспертов. Но сегодня какая ситуация? Вот летом Транснефть прекратила прием нефти от всех компаний. Зачем крупной компании вкладывать средства в новые технологии, увеличи­вая добычу нефти, если даже то, что и так добывается, она не может сегодня реализовать? Вот где собака зарыта.

- Но инновационная деятельность сопряжена и с опре­деленным риском. Новая технология может не сработать, зат­раты на ее внедрение окажутся напрасными.

- Риск, конечно, есть. При всей тщательности отбора про­ектов около 30% из них оказываются, к сожалению, неудач­ными. Но в целом инновации - дело выгодное. Я убежден, что они могут служить альтернативой инвестициям.

- Валерий Исаакович, десятилетиями страна жила сказ­ками о западносибирском Клондайке. Неужели ему пришел уже конец?

Нет, не думаю, что западносибирскому Клондайку конец пришел. Прежде всего далеко не полностью использованы ре­сурсы недр. Возьмите огромное Рогожинское месторождение с извлекаемыми запасами в 150 млн. тонн нефти. Это верных 6-7 млн. тонн годовой добычи. Беда в том, что досталось оно не Богданову или Алекперову, а «Петроханту», который четыре года дурака валял на этом месторождении. И сейчас органы лицензи­рования вынуждены отбирать у него лицензию. А таких место­ рождений много. Приразломное, то же Приобское, где «Amoco» столько лет за нос водит российского простого человека

 - А как вы относитесь к тому, что Тюмень фактически отошла уже от нефтяных дел?

- Я уверен, что в Тюмени сосредоточен такой огромный потенциал...

- Но он сегодня практически не используется.

- Совершенно правильно. Но это вопрос не этого потен­циала. А политиков, которые должны сесть и подумать, как поправить свою экономику. Та же Тюмень. Она многие деся­тилетия формировалась именно как центр высокого интел­лектуального труда. Здесь и Тюменский индустриальный ин­ститут, и госуниверситет, и многочисленные НИИ. Огромней­ший потенциал. Необходимо активизировать работу в Увате и в более южных районах. Я уверен, что там есть крупные мес­торождения и их надо разрабатывать.

- РИТЭК участвует в этих проектах?

- К сожалению, нет.

- А в нефтяных тендерах вы участвуете? Или вам уже достаточно набранных объемов работ?

- Нет, мы постоянно участвуем в конкурсах. Вот в про­шлом году РИТЭК получил лицензию на разработку Северно­го Кислора. Обустройство и опытную его эксплуатацию пла­нируем начать уже в 1999 году. Это очень хорошее месторож­дение с геологическими запасами в 65 млн. тонн очень лег­кой нефти. Потенциал светлых нефтепродуктов составляет 80%. В начале следующего года планируем выйти здесь на годовую добычу в 300-350 тысяч тонн.

- Ваши сибирские месторождения находятся в пределах родовых угодий. Как складываются отношения РИТЭКа с ко­ренным населением?

- Мы в курсе проблем хантыйских семей. С коренным населением РИТЭК заключает экономические соглашения, предусматривающие плату за землепользование, денежные компенсации, поставку спецодежды и «Буранов». Мы закупи­ли цех быстрой заморозки и пакетирования брусники, клюк­вы и других дикоросов, несколько малотоннажных морозиль­ных установок и рыбоперерабатывающее оборудование. На­лаживаются связи с местными охотниками, что должно при­вести к возрождению пушного промысла и организации про­изводства изделий из пушнины. Созданное нами АО «Хал» занимается заготовкой и переработкой рыбы, созданием фак­торий в районах деятельности РИТЭКа. Разрабатывается про­ект участия коренного населения в освоении нефтяного мес­торождения, находящегося на общинных угодьях. Все это по­зволит создать дополнительные рабочие места.

- Как вы относитесь к тому, чтобы для привлечения инве­стиций передавать инвесторам в собственность участки место­рождений, скважины? Как, скажем, это делается в Техасе.

- Это моя идея. И мы ее внедряем в рамках РИТЭКа. Бе­рем самые захудалые, самые плохие участки месторождений в аренду. Вот, скажем, когда мы взяли в аренду на Суглинке один бесперспективный участок, там добывалось всего 10 тонн нефти в сутки. Мы применили свои новые технологии и по­ли добычу до 350 тонн. Или на Павловской площади, где обводненность продукции превышает 90%. В1996 году здесь добывалось 80 тыс. тонн, а в 1998 году мы вдвое подняли добычу - до 160 тыс. тонн. А ведь казалось, что уже все. Понимаете, когда твоя жизнь связана с этим участком, ты из кожи вон лезешь, чтобы дело пошло. А когда у тебя есть другие участки….

Необходимо, чтобы наше законодательство по недропользованию было более гибким. Иначе мы загубим дело. А наберет недропользователь большое количество бездействующих скважин или таких заблокированных участков — объяви тендер, позови людей. Путь они рискуют.

- Чего же не хватает вам в нашем законодательстве?

- Много чего не хватает. Но главное не в этом. Даже то, что есть, - противоречиво. Скажем, по Гражданскому кодеку, а после Конституции по значимости это документ номер два, нефть, добытая на арендованных скважинах, является собственностью арендатора. А закон о недрах говорит, что в любом случае эта нефть является собственностью недропользователя, владельца лицензии. И это отнюдь не академический спор.

- Валерий Исаакович, вы не жалеете, что восемь лет назад уехали из Тюмени?

- Очень жалею. Я же сам выходец из Тюмени. У меня мать - тюменка. Этот край мне очень близок.

Андрей Фатеев.

Газета «Возрождение»

ДОКУМЕНТЫ

Уважаемый Валерий Исаакович!

Примите мои сердечные поздравления по случаю ваше­го юбилея.

Пройденный вами жизненный путь - это яркий пример безупречного служения нашей родине, нашему народу. Всю свою силу, энергию, знания вы отдали организации добычи нефти из недр страны. Благодаря вам и самоотверженному труду ваших соратников, знатоков своего дела, настоящих профессионалов, талантливых руководителей, Татарстан пре­вратился в крупнейшую нефтяную республику, а бывший Со­ветский Союз - в ведущую нефтяную державу. Об опыте и мастерстве нефтяников Татарстана знают во всем мире и широко используют их достижения.

Самозабвенно преданный своему делу, вы по сей день остаетесь в строю, руководите топливно-энергетической ком­панией, чьи разработки и новейшие технологии хорошо изве­стны далеко за пределами России. Сегодня у нас по праву говорят: «Это благо, что РИТЭК пришел в Татарстан».

       Смело участвуя в инвестировании трудно осваиваемых малопродуктивных нефтяных месторождений, вы вносите большой вклад в дело развития экономики Татарстана, оказываете неоценимую помощь по поднятию инфраструктуры отдаленных труднопроходимых сельских районов. Силами вашего коллектива в Татарстане строятся учреждения соци­альной и культурной сферы, асфальтовые дороги, роднико­вые комплексы, ведется благоустройство сел, деревень. Этим вы завоевали симпатии не только своих коллег и специалис­тов, но и местного населения регионов Татарстана.

В день 70-летия желаю вам, Валерий Исаакович, крепко­го здоровья, счастья и семейного благополучия.

 

Р. Минниханов,

премьер-министр Республики Татарстан.

 

 

ДОКУМЕНТЫ

Благодарственное послание

 

Уважаемый Валерий Исаакович!

Тюменский областной общественный фонд имени В.И. Муравленко горячо и сердечно поздравляет вас с 70-летием со дня рождения!

Вы достигли такого возраста и такой степени мудрости, которые позволяют вам видеть и понимать сегодня смысл и предназначение Человека на этой земле.

Пройденный жизненный путь от помощника мастера брига­ды по добыче нефти нефтепромысла № 2 треста «Бугульманефтъ» объединения «Татнефть» до заместителя министра нефтяной про­мышленности-начальника Главтюменнефтегаза - всего лишь один миг с точки зрения времени и истории. Но он вобрал в себя все: и удачи, и ошибки, и горечь поражения, взлеты и признание.

Это ваши основные составляющие счастья и оправдание выбранной жизненной цели - служить до конца любимому делу, нефтяной отрасли, России, людям.

Мы, тюменцы, твердо знаем, что вы никогда и ни на кого не перекладывали груз высокой ответственности за каждый сделанный на этой земле шаг. Вы умеете подставлять плечо, помнить о добре, ценить людей так, как способен на это толь­ко волевой, сильный и душевно щедрый человек.

Примите нашу благодарность и признательность за под­держку и содействие в становлении фонда, носящего имя вашего соратника - Виктора Ивановича Муравленко.

Желаем вам, Валерий Исаакович, здоровья, счастья и долголетия.

 

А.С. Парасюк,

президент Тюменского областного общественного фонда

имени В. И. Муравленко.

20 ноября 1999 года.

 

ДОКУМЕНТЫ      

Характеристика заместителя министра нефтяной и газовой промышленно­сти-начальника Главного Тюменского производственного управления по нефтяной и газовой промышленности т. Грайфера Валерия Исааковича 

Тов. Грайфер Валерий Исаакович, 1929 года рождения, член КПСС с 1955 года, образование высшее, кандидат тех­нических наук. В 1952 году закончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И.М. Губ­кина по специальности «разработка нефтяных и газовых мес­торождений».

Тов. Грайфер В.И. трудовую деятельность начал в 1952 году. Работал на предприятиях нефтяной промышленности Та­тарской АССР, где прошел путь от помощника мастера бри­гады по добыче нефти до главного инженера-заместителя начальника объединения «Татнефть». В 1972 году был выдви­нут на должность начальника планово-экономического управ­ления в Министерство нефтяной промышленности СССР, а в марте 1985 года назначается заместителем министра-начальником Главтюменнефтегаза.

Высококвалифицированный специалист по вопросам тех­ники, технологии добычи нефти, экономики, организации и планирования в нефтяной промышленности. С глубоким зна­нием дела решает сложнейшие производственные и соци­альные вопросы на демократической основе.

За годы XII пятилетки предприятиями главка освоено 28,5 млрд. рублей капитальных вложений, что составляет к плану 103,8%. Структура капитальных вложений изменилась в соци­альной направленности затрат. Введено в эксплуатацию 3966,4 тыс. квадратных метров жилья, школ на 47,6 тыс. ученических мест; 28,9 тыс. мест в детских дошкольных учреждениях.

За четыре года XII пятилетки производство товаров народ­ного потребления возросло в 17,3 раза; платные услуги насе­лению возросли в 4,3 раза; получено 276 млн. рублей сверх­плановой прибыли. В четвертом квартале 1989 года Главтюменнефтегаз выполнил задание по снижению удельных трудо­вых затрат, установленное пятилетним планом на 1990 год.

Тов. Грайфер В.И. много сил отдает осуществлению мер по ускорению научно-технического прогресса. За счет вне­дрения современных методов повышения нефтеотдачи при плане 98,5 млн. тонн добыто 107,1 млн. тонн нефти, общий экономический эффект от применения новых технических решений составил 298 млн. рублей. Подготовка нефти выс­шей группы качества составила 99,4%; за счет этого получе­на сверхплановая прибыль 166,2 млн. рублей.

В период 1983-1989 гг. в разработку введено 58 нефтя­ных месторождений с суточной добычей нефти 112,4 тыс. тонн. Доля неработающего фонда скважин в общем количестве сни­жена с 17,8% до11,6%. План сдачи скважин выполнен на 102,0%.

Тов. Грайфер В.И. - автор 28 печатных работ и 17 изоб­ретений. Как руководитель и специалист пользуется заслу­женным авторитетом в коллективах. За заслуги в развитии нефтяной промышленности т. Грайфер В.И. награжден орде­нами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями. Ему присвоено звание лауреата Ленинской пре­мии, заслуженного деятеля науки и техники Татарской АССР. Он принимает активное участие в общественной жизни, явля­ется членом Тюменского обкома КПСС, депутатом областно­го Совета народных депутатов, членом парткома Главтюменнефтегаза. Был избран делегатом XXVII съезда КПСС, XIX Всесоюзной и XXI областной партийных конференций.

 

ДОКУМЕНТЫ

Автобиография

Я, Грайфер Валерий Исаакович, родился в 1929 году 20 ноября в г. Баку в семье военнослужащего. Отец, Грайфер Исаак Евсеевич, родился в 1903 году, умер в 1949, похоро­нен в Москве. Мать, Сорокина Александра Яковлевна, роди­лась в 1907 году, умерла в 1978, похоронена в Москве.

В 1947 году после окончания школы я поступил в Мос­ковский нефтяной институт, который закончил в 1952 году, и был направлен на работу в объединение «Татнефть». В эточ объединении я проработал 20 лет, начав помощником масте­ра бригады по добыче нефти. Последняя работа в объедине­нии «Татнефть» - главный инженер объединения. В1955 году я был принят в ряды КПСС.

В 1972 году я был переведен на работу в аппарат Миннефтепрома начальником планово-экономического управле­ния, членом коллегии, а в 1985 году - заместителем министра-начальником Главтюменнефтегаза.

Женат. Жена, Грайфер (Петрова) Тамара Ивановна, 1933 г. рождения, пенсионерка. Дочь, Панакова (Грайфер) Елена Валерьевна, 1956 г. рождения, проживает в Москве. Дочь, Микоян (Грайфер) Наталья Валерьевна, 1959 г. рождения, проживает в Москве.

Имею правительственные награды: орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета», две медали. Лауреат Ленинской премии, заслуженный деятель науки и техники Татарской АССР. Кандидат технических наук.

Я и мои ближайшие родственники под судом и следствием не находились, за границей не проживают.

 

В. Грайфер.

1 сентября 1989 года.