Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Декабря
    Р.И.Амиров
  • 1 Декабря
    Ю.И.Давыдов
  • 3 Декабря
    Н.Н.Волкова
  • 3 Декабря
    А.В.Евсеев
  • 3 Декабря
    С.Б.Коваленко
  • 3 Декабря
    О.А.Семенова
  • 4 Декабря
    В.П.Жемерикин
  • 4 Декабря
    Т.А.Колесникова
  • 5 Декабря
    С.П.Краснова
  • 5 Декабря
    Н.И.Рогов
  • 6 Декабря
    М.Е.Авербух
  • 7 Декабря
    Н.А.Попова
  • 8 Декабря
    Л.А.Мартынов
  • 8 Декабря
    О.Б.Урахчина
  • 10 Декабря
    В.Т.Жаров
  • 10 Декабря
    Р.И.Каманина
  • 11 Декабря
    А.Е.Пахомов
  • 12 Декабря
    А.И.Устюгова
  • 13 Декабря
    Г.Н.Завалковский
  • 13 Декабря
    Л.И.Русакова
  • 14 Декабря
    А.П.Гудыма
  • 14 Декабря
    Л.Г.Тайлашев
  • 15 Декабря
    Л.М.Городецкая
  • 15 Декабря
    Я.М.Каган
  • 16 Декабря
    Т.К.Афанасьева
  • 16 Декабря
    С.Н.Голиков
  • 16 Декабря
    И.В.Никитин
  • 17 Декабря
    А.А.Дубровин
  • 19 Декабря
    Р.О.Городецкий
  • 19 Декабря
    В.И.Макарова
  • 20 Декабря
    С.Е.Чайка
  • 21 Декабря
    И.В.Санников
  • 22 Декабря
    Л.И.Агапова
  • 22 Декабря
    А.М.Булавко
  • 22 Декабря
    Ю.Я.Горожанкин
  • 22 Декабря
    Е.А.Пинигина
  • 22 Декабря
    Э.А.Холин
  • 22 Декабря
    Т.В.Яновская
  • 23 Декабря
    В.А.Гард
  • 23 Декабря
    Е.А.Коновалова
  • 25 Декабря
    Л.А.Власова
  • 25 Декабря
    Н.И.Курбатов
  • 25 Декабря
    Д.Г.Мальцева
  • 26 Декабря
    Н.С.Харченко
  • 27 Декабря
    И.В.Лядина
  • 27 Декабря
    Л.Б.Надобных
  • 28 Декабря
    И.О.Вашуркин
  • 28 Декабря
    Б.И.Голяков
  • 28 Декабря
    В.М.Рейфман
  • 29 Декабря
    Е.Г.Дмитриева
  • 29 Декабря
    О.А.Чукчеев
  • 30 Декабря
    Л.В.Клепалова
  • 31 Декабря
    А.Б.Золин
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

17.12 16.12
USD 66.4337 66.4337
EUR 75.3890 75.3890
все курсы

Счастливый геолог

 

В Министерстве природных ресурсов и экологии РФ открылась выставка, посвященная 90-летию со дня рождения Льва Ивановича Ровнина.

Уникальную экспозицию подготовил музей ПАО «ЛУКОЙЛ»: документальные свидетельства эпохи первых открытий, личные вещи геолога, воспоминания современников помогают представить масштаб случившихся перемен в середине прошлого века, связанных с первыми открытиями нефти и газа в Западной Сибири. Часть экспонатов предоставила дочь Льва Ивановича РовнинаНаталья Никульшина, бережно сохранившая семейные реликвии.

 

«В этом году отцу исполнилось бы 90 лет, а Березовскому фонтану в Ханты-Мансийском округе, с которого началась эпоха открытий в Западной Сибири, – 65 лет. В 1953 году молодой геолог треста Тюменьнефтегеология настоял испытать скважину Р-1 открытым способом. Случился аварийный фонтан, отец получил за него выговор, но все поняли, что поиски в северных широтах не напрасны, – вспоминает она. – Так началась эра тюменских открытий: Шаимское, Мегионское, Усть-Балыкское, Самотлорское, Тазовское, Мамонтовское, Уренгойское месторождения…»

 

Главный геолог геологического треста, а потом и Главтюменьгеологии Ровнин отвечал за направление поисковых работ на всей территории Тюменской области. За научное обоснование перспектив нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности и открытие Берёзовского газоносного района ему было присвоено звание Лауреата Ленинской премии, позже – Героя Социалистического Труда.

17 лет Л.И. Ровнин возглавлял Министерство природных ресурсов Российской Федерации, писал научные труды, занимался арктическими проектами, преподавал. И всё это вместилось в одну жизнь.

 

В торжественной церемонии открытия выставки приняли участие заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ – руководитель Роснедр Евгений Киселев, вице-президент ПАО «ЛУКОЙЛ» по геологоразведке и разработке Илья Мандрик, директор Департамента государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования Минприроды России Алексей Орел, президент Союза нефтегазопромышленников РФ – председатель Западно-Сибирского землячества в Москве  Генадий Шмаль, члены нашей организации, родственники легендарного геолога, ветераны геологии, студенты профильных ВУЗов. Все они отмечали важность сохранения памяти о Льве Ивановиче Ровнине, почетном жителе Югры, при участии которого было открыто только в Западной Сибири более 150 месторождений.

 

В день рождения  геолога, 2 ноября, когда в Москве начала работу выставка, в Тюмени открыли сквер имени Льва Ровнина, мемориальным центром которого стал памятник геологу-первопроходцу.

 

Кроме того, в рамках выставки в Москве состоялась презентация книги Ольги Буксиной «Счастливый геолог», посвященной Л.И. Ровнину.

Предисловие к ней написал председатель Совета директоров ПАО «ЛУКОЙЛ» В.И. Грайфер, при поддержке которого была издана книга:

Я держу в руках книгу о человеке счастливой судьбы. В середине ХХ века он выбрал не самую спокойную профессию – стал геологом. Кто-то скажет – романтика, вечное стремление к поиску, неутоленная жажда открытий, песни под гитару у костра… И только первопроходцы знают: труд геолога – по-настоящему мужская работа, требующая физической выносливости, невероятной выдержки, упорства, широких знаний, решительного характера.

 

Всеми этими качествами обладал Лев Иванович Ровнин – один из первооткрывателей Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

На его профессиональном пути – от коллектора в поисковой партии до министра геологии РСФСР – было всё: досадные неудачи, борьба с косностью, непониманием, свойственные каждому думающему человеку сомнения. Но как говорил Лев Иванович, жизнь геолога прожита не зря, если удалось открыть хотя бы одно месторождение. При непосредственном участии Ровнина были открыты более 150 нефтегазовых месторождений только в Западной Сибири, а самое первое и важное, конечно же, Березовское. Рванувший в 1953 году у таежной речки Вогулки газовый фонтан стал предвестником будущих открытий.

 

За научное обоснование перспектив нефтегазоносности Западной Сибири и открытие Березовского газоносного района в 1964 году главный геолог Главтюменьгеологии Л.И. Ровнин был удостоен Ленинской премии. И уже в 1968 году ему присвоено звание Героя Социалистического Труда: такой была оценка вклада Льва Ивановича в разведку и открытие крупнейших газовых месторождений в Тюменской области. К этому времени на геологической карте появилось гигантское Уренгойское газовое месторождение.

Западно-Сибирская равнина стала для Ровнина счастливой территорией профессиональной закалки и творческих поисков.

Тюменская область притягивала, вовлекала в свою орбиту по-настоящему масштабных людей. Среди них были нефтяники, газовики, строители, учителя, врачи, водители. Но первыми шли геологи.

 

Я часто повторяю: создание в Западной Сибири гигантского нефтегазового комплекса – один из самых значительных подвигов нашего народа после Победы в Великой Отечественной войне! По масштабу, числу вовлеченных людей, накалу физических, моральных сил это событие несравнимо с другими трудовыми свершениями второй половины ХХ века.

И надо признать, это событие подготовили геологи, которые вели поиски в экстремальных условиях, порой не имели тверди под ногами, жили в продуваемых всеми ветрами палатках и вагончиках, но дело свое знали. 

 

Вспоминаю стихи одного местного поэта:

В топях и болотинах просто негде сесть.
Остров невезения за Уралом есть.
 

Эти топи и болотины мне хорошо знакомы. В Тюмень я приехал в 1985 году, возглавив легендарный коллектив Главтюменнефтегаза. Темпы разработки нефтяных месторождений Сибири были в 2-2,5 раза выше, чем на месторождениях Поволжья. В 1988 в стране был достигнут максимальный объём добычи «чёрного золота» – 624 млн тонн, из них западносибирское сырьё составило более 408 млн тонн.

«Остров невезения» стараниями геологов, нефтяников, строителей превратился в мощный нефтегазовый комплекс, а на бескрайних, почти безлюдных сибирских просторах выросли новые благоустроенные города и поселки. И к этим преобразованиям, конечно же, был причастен герой книги – Лев Иванович Ровнин.

 

В 2018 году исполняется 70 лет тюменской геологии, и я счастлив поздравить славный коллектив сибирских первопроходцев с этой датой. Приказом министра геологии СССР И.И. Малышева 15 января 1948 года была создана Тюменская нефтеразведочная экспедиция. С этого дня началось планомерное освоение природных богатств тюменских недр, активным участником которого был Лев Иванович Ровнин. В этом юбилейном для тюменских геологов году ему бы исполнилось 90 лет.

Эта книга – о легендарном геологе и его товарищах, когда-то избравших беспокойную профессию, в которой обязательно случаются счастливые открытия.

 

***

 

С чего начинается геология…

(Из воспоминаний Л.И. Ровнина)

 

Лев Ровнин. На обороте фотографии: «Август 1951г., г.Новосибирск.
Еще не получил назначения, но через несколько часов объявят,
что направляем Вас в Тюмень. Лида в слезы, а я СЧАСТЛИВ».

 

Я родом из Саратовской области, из города Аркадак. Отец-охотник, у него я научился ходить по земле и внимательно смотреть, что на ней лежит. Бывало, найду красивый камень и несу домой. Мать ругала: весь дом в камнях. К тому времени мне, пятнадцатилетнему мальчишке, попалась удивительная книга – «Занимательная минералогия» Ферсмана. Из неё узнал, что случайно найденный мною гранит – минерал ледникового происхождения, и попал он к нам со скандинавского полуострова, когда сходил ледник. А кусок известняка, который был в моей коллекции, состоит из древних существ, живших 500 миллионов лет назад, и называется фузулиновым известняком. У меня была неплохая коллекция камней, но родители как-то во время ремонта её всё-таки выбросили.

Ещё меня увлекала ботаника: школьный учитель так интересно рассказывал о мире растений, что казалось, ничего важнее этого мира и существовать не может. Потом я понял, насколько геология и ботаника взаимосвязаны. После войны я закончил школу и решил поступить в Саратовский университет, на геологический факультет.

Это было время, когда о тюменских запасах нефти и газа никто ещё не говорил: все нефтеразведочные работы велись в Поволжье. Но я запомнил слова нашего университетского профессора А.И. Олли о том, что Западно-Сибирская низменность будет иметь большое будущее. Его слова основывались, конечно, на мнении выдающегося учёного И.М. Губкина, который ещё в 1934 году заявил, что за Уралом «могут быть встречены структуры, благоприятные для скопления нефти».

После университета меня направили в Новосибирск, в трест «Запсибнефтегеология». Я тогда был уже семейным человеком. Жену Лиду, выпускницу тоже Саратовского университета, приглашали на работу в столицу, в МГУ, но она поехала за мужем-геологом в Сибирь. 

 

На родине Гришки Распутина

 

Покровская буровая партия. И.А. Зиньков, Л.И. Ровнин, В.А. Поспелов, И.М. Сидоряк и Тамара Громова, 1952г.

 

В августе 1951 года я оказался в Тюменской нефтеразведочной экспедиции треста «Запсибнефтегеология». Начинал коллектором, затем был назначен старшим геологом в Иевлевскую буровую партию.

Профессию геолога часто называют романтической. Но это ещё и школа выживания. На необжитом тюменском севере нам приходилось всё время преодолевать трудности, которые нам подбрасывал суровый край. В рубленых вагончиках, одолеваемые полчищами комаров и мошек, вели геологическую документацию, готовили обед, совещались и даже читали лекции перед рабочими. Мало кто в те годы представлял, как образуется нефть и газ, какие сложные процессы происходят в геологических пластах. Люди слушали с большим интересом.

Не было дорог, транспорта, но мы доставляли необходимое оборудование на буровые. В пятидесятые годы у нас, геологов, главным транспортным средством был танк Т-34. С него срезали броню, снимали башню – и таскали на нём громоздкую технику. Так же мы использовали и артиллерийские самоходные установки. Дело в том, что тракторов хронически не хватало, и ни на чём другом, кроме военной техники, преодолеть западносибирские болота было невозможно. Всю зиму мы возили по замерзшим болотам технику, а летом бурили. Первые вертолёты Ми-1 у геологов появились только в 1959 году…

В 1952 году меня перевели в Покровскую буровую партию. Село Покровское, расположенное на берегу Тобола, в 80 км от Тюмени, известно как родина Гришки Распутина. Мы проводили там серьезные геологические работы. Но, к сожалению, ничего не нашли. «Надо двигаться на север», – сказал я главному геологу Главнефтегазразведки Министерства нефтяной промышленности Ю.А. Шаповалову, приехавшему посмотреть, как у нас идут дела.

В 1953 году меня назначили главным геологом треста «Тюменьнефтегеология». Я такого назначения в свои 24 года не ожидал. Мне пришлось отвечать за направление поисковых работ, геологическое обоснование бурения скважин, утверждать точки бурения… Тогда поисковые работы велись в основном на юге Тюменской области, а опорные скважины бурились на севере: около Ханты-Мансийска, посёлков Березово, Леуши, Увата.

Я был убеждён: поисковые работы надо активизировать в северных широтах. Но оппонентов у меня было много.

 

Успели! 

 

Только что назначен главным геологом треста «Тюменьнефтегеология», 1953г.

 

Вспоминается деловое совещание, проведенное в министерстве нефтяной промышленности в 1953 году. Обсуждались вопросы проведения дальнейших нефтепоисковых работ. В совещании участвовали главные геологи крупных нефтепоисковых, нефтедобывающих организаций страны. Тогда в Западной Сибири результативность поисков была нулевая. За годы работы не было открыто ни одного месторождения ни в Кузбассе, ни в Западной Сибири. Только трестом «Арктикнефтеразведка», проводившем поисковые работы на севере Красноярского края, были открыты небольшие газовые и одно нефтяное месторождение.

На этом совещании, несмотря на возражения главных геологов и некоторых ученых, было принято решение о сокращении объемов работ в Западной Сибири и их прекращении в арктической части Красноярского края. Посчитали, что слишком затратными оказываются на севере поисковые работы. В соответствие с этим решением нашему тресту не разрешалось выходить с буровыми работами севернее Ханты-Мансийска, а две сейсморазведочные партии Тюменской геофизической экспедиции, работавшие в районе Березово, предложено перебросить в Ханты-Мансийск. Что и было сделано. И если бы мы не успели испытать открытым забоем Березовскую опорную скважину, газового фонтана могло и не быть. Тогда открытие нефтегазоносной провинции задержалось бы на долгие годы.

Но мы успели.

 

Берёзовский фонтан

 

Главный геолог Лев Ровнин (в центре) в Березово на фоне
 вышки – первооткрывательницы. 21 сентября 1953г. скважина
 Р-1 известила мир о несметных богатствах Тюменских недр

 

В сентябре 1953 года случилось событие, положившее начало биографии Западно-Сибирской нефтегазовой провинции: из Березовской опорной скважины мы получили мощный газоводяной фонтан. Там работала березовская буровая партия, которую возглавлял вначале А.Г. Быстрицкий, а затем И.Д. Сурков и старший геолог Т.Н. Пастухова.

Когда мы в тресте получили диаграммы электрокаротажа этой скважины, поняли что нефтегазоносные горизонты в ней отсутствуют. Но поскольку это была опорная скважина, она подлежала испытанию.

Какие горизонты опробовать, на какую глубину спускать обсадную колонну? Эти вопросы надо было решать срочно. Мною было принято решение опробовать пласт открытым забоем. Однако, бригада, сильно понизив давление, нарушила технологию: 21 сентября 1953 года газ рванул и выкинул наши 5-дюймовые трубы на расстояние 200 метров. Как они через вышку прошли – никто не мог понять. Меня упрекали в том, что я настоял на открытом забое. Но я убежден: если бы мы стали испытывать скважину иначе, ничего бы не получили.

Руководство треста приняло решение направить в Березово группу в составе главного инженера И.М. Юрченко, главного геолога Л.И. Ровнина и начальника производственного отдела треста. Была уже поздняя осень, в Берёзово шёл снег. Самолёт Ан-2 на поплавках, на котором мы летели, мог садиться только на воду. Мы даже не знали, сможем ли приводниться на воду. Но посадка прошла нормально, и 24 сентября мы высадились в Берёзово.

Вслед за нами прибыла комиссия Министерства нефтяной промышленности, возглавляемая начальником Главнефтегазразведки В.И. Кулявиным в составе главного геолога А.А. Шмелёва, недавно переведенного в главк из Ухты, и инженера по технике безопасности С.Н. Лютова. Комиссия нас сильно напугала, поскольку на Шмелёве была форма работника госбезопасности с голубыми погонами, и мы поняли, что аварийный газовый фонтан может стоить нам дорого, с последующей работой где-нибудь в Магаданской области или в другом «краю отдаленном». Тем более, что местное районное отделение КГБ ввело жесткое ограничение на работу буровой бригады, запретило фотографировать фонтан, установило охрану.

Работа на фонтане осложнялась морозной погодой. Буровая вышка превратилась в огромную ледяную пирамиду. К сожалению, не обошлось и без жертв: ледяным куском убило инженера по технике безопасности главка Лютова.

Аварийный газовый фонтан наделал много шума в Березово. Его рёв был слышен в радиусе 30 километров. Местное население было изрядно напугано. Побросав в лодки свои пожитки, усадив детей, захватив живность, люди стали убегать на противоположный берег Северной Сосьвы. В Березово говорили, что поселок обвалится, как только геологи выкачают газ. Секретарь райкома партии меня даже просил выступить с лекцией в клубе, чтобы успокоить людей. Я попытался доступно объяснить им, что наши работы не представляют для них опасности, и Березово не уйдёт под землю. Я просил людей не покидать дома.

А фонтан нам продолжал преподносить сюрпризы. Он выбрасывал много воды. Замеры показали, что в сутки выброс воды составлял 1 тыс. куб. м. Аварийный фонтан долго не поддавался глушению, и только в июне 1954 года был задавлен.

Результаты дебитов (средний дебит составил 1 млн куб м газа в сутки) убедили нас, что скважина вскрыла приконтурную часть газовой залежи, причем большой дебит газа свидетельствовал о хорошей проницаемости газового пласта. А поскольку он был незначителен по толщине, у меня сразу возникло предположение, что граниты фундамента содержат газ в трещинах. Бурение следующих скважин это подтвердило.

Геофизические исследования, проведенные в Березовском районе, к марту 1955 года полностью оконтурили Березовскую, Деминскую и Алясовскую газоносные структуры. Глубоким бурением на них были открыты газовые месторождения. Затем последовали открытия Пахромского, Устремского и Чуэльского месторождений. Спустя несколько лет южнее Березовского месторождения было открыто несколько месторождений газа с конденсатом.

 

Интуиция

 

Первые тонны шаимской нефти залиты в танкер для отправки в Омск на нефтеперерабатывающий завод, июнь 1964г.

 

В работе геолога много определяет интуиция. Но она должна основываться на знании, опыте, убежденности. Геолог часто берёт на себя огромную ответственность.

Работая над тюменскими недрами, геологи всё время искали пути, которые бы ускорили ввод новых месторождений. Мы предложили, например, сократить количество скважин для разведки месторождений. Если вначале по инструкции геологи бурили скважины через каждые полтора-два километра, то уже при начальнике «Главтюменнефтегаза» Муравленко мы бурили через каждые четыре, а на Уренгое – через 15 километров. Мы стали бурить столько скважин, чтобы обеспечить геологам прирост разведанных запасов, с одной стороны, а с другой – быстрее передавать нефтяникам месторождения для обустройства и ввода в эксплуатацию. Нас не покидало ощущение, что все мы заняты общим, важным для страны делом.

Геологи-особый народ, творческий. Мы не только дружно работали, но умудрялись даже стихи коллективно писать. Человек двадцать геологов написали целую поэму «Учение о нефти». Теперь она опубликована под грифом «Стихи неизвестных авторов». Лучше стихов про геологов мне слышать не доводилось. Заканчивается поэма так:

Труден путь и долог,
Но идёт геолог
И не унывает никогда.
Мы воды нагреем,
Бороды побреем,
Будем мы ребята хоть куда.

 

Впереди – открытия

 

На буровой Восточно-Сургутского месторождения. Генеральный директор объединения «Обьнефтегазгеология» В.М. Пархомович, Министр геологии РСФСР Л.И. Ровнин, и. о. начальника Главтюменьгеологии Ю.Ф. Логанов, февраль 1984г.

 

Сегодня мне горько от того, что геология оказалась невостребованной. Я убеждён: геология – дело государственное. Когда-то считалось правилом иметь разведанных запасов лет на 20 вперёд, но сегодня нефтяные компании практически не занимаются этой работой. Уже не существует Министерства геологии, определявшего политику геологических поисков. Нам всегда завидовали иностранцы: какие темпы задали геологи в Тюменской области! К сожалению, всё-в прошлом.

Между тем, у геологии – большое будущее. И время открытий гигантских месторождений ещё не миновало. Нас ждут открытия в Карском море, в районе Новой земли, в зоне древней дельты реки Лены, в северной части Чукотского моря, в Охотском море...

Пока не изучена Восточно-Сибирская платформа. Как геолог вам говорю: крупные месторождения в России есть. Искать надо.

 

***

 

«И нельзя повернуть назад»

Президент Союза нефтегазопромышленников РФ Генадий Шмаль о Л.И. Ровнине:

 

 

Книга о Льве Ивановиче Ровнине  – попытка Ольги Буксиной воздать должное человеку, стоявшему у истоков самых громких открытий нефтяных и газовых месторождений в Тюменской области.

Так случилось, что заслуги Льва Ровнина оказались не то, чтобы забыты, но в какой-то степени принижены на фоне других легендарных имен тюменской геологоразведки – Юрия Георгиевича Эрвье и Фармана Курбановича Салманова, о  которых журналисты неустанно рассказывали и рассказывают в своих очерках, книгах, телесюжетах. И Эрвье, и Салманов – личности яркие, харизматичные, азартные, афористичные в своих высказываниях, смелые в поступках, фанатично преданные геологии. Они и сами оставили после себя книги воспоминаний, живо иллюстрирующие страницы истории освоения сибирских месторождений. Эпоха открытий навсегда связана с их именами.

 

И всё же не будем забывать: геолог Ровнин в Западной Сибири оказался раньше. В 1951 году в Тюменской области еще не было ни одного месторождения, а Ровнин уже вел поиски в Покровке. В 1953 году именно он, будучи главным геологом треста, распорядился испытать березовскую скважину открытым забоем. Газовый фонтан известил тогда об открытии века: это была первая победа геологов Западной Сибири. Лев Иванович рассказывал, какая колоссальная ответственность легла на его плечи: главный геолог треста, а потом и Главтюменьгеологии отвечал за направление поисковых работ, утверждал точки бурения. Ровнин был очень грамотным геологом, сочетавшим глубокие знания, полученные в Саратовском университете, с неустанной работой в «поле». Неслучайно в 1967 году главного геолога Главтюменьгеологии Л.И. Ровнина забрали в Москву, в министерство геологии РСФСР. Столице потребовались знания и опыт сибирского геолога-первопроходца. И 17 лет Лев Иванович стоял у руля российской геологоразведки. Масштаб работ в министерстве несопоставим даже с огромной Тюменской областью: вся страна от Калининграда до Сахалина! И только отношение к делу оставалось прежним – вдумчивым и ответственным. Таким помнили Ровнина в Тюмени, таким же он оставался в высоких московских кабинетах.

 

Как-то начальника Главтюменьгеологии Юрия Эрвье спросили: «Скажите, кто все же является главным первооткрывателем тюменской нефти?» Он ответил: «Вы знаете, проще всего было бы назвать фамилию бурового мастера, который пробурил первую скважину. Но это будет неправильно, потому что его задача была пробурить, а где пробурить – это ему указал главный геолог главка или треста и т. д., а прежде чем указать, он должен был изучить все документы, материалы, которые есть у геофизиков. Поэтому первооткрывателем тюменской нефти является большой славный коллектив, который называется «тюменские геологи».

Благодаря усилиям этого славного коллектива масштабы поисков нефти, газа росли высокими темпами. Уже в 1957 году их объем увеличился по сравнению с 1955 годом в 2 раза, а через год, в 1958 году, превысил уровень 1957 года еще в полтора раза. За короткие сроки геофизические исследования охватили территорию Западной Сибири до самого Карского моря. 

 

В Западной Сибири творилась история. Это было время смелых неординарных решений, к которым был причастен Лев Иванович Ровнин. К концу мая 1964 года первые баржи с нефтью с Шаимского, Мегионского и Усть-Балыкского месторождений были направлены на Омский нефтеперерабатывающий завод. За короткий срок этот суровый край стал крупнейшим центром нефтедобычи страны. Уже к 1970-му году на территории Тюменской области было открыто более 80 нефтяных, газовых и нефтегазовых месторождений. К 1991 году были открыты 550 месторождений нефти, газа и газоконденсата.  Невиданный в мировой практике эффект освоения! Сегодня здесь новые города и современные поселки. Уникальные нефте- и газопроводы. Железная дорога, тысячи километров автомагистралей, современные аэропорты. Все это стало реальностью благодаря подвигу тех, кто шаг за шагом завоевывал суровые пространства Западной Сибири.

И среди первых был, конечно же, Лев Иванович Ровнин.

К сожалению, триумф отечественной геологии остался в прошлом. Сегодня мы про космос знаем больше, чем про то, что у нас находится под ногами на глубине 2,5-3 тысячи метров.

Я недавно посмотрел положения о Министерстве природных ресурсов и экологии, а также Роснедр и Росгеологии. И с удивлением для себя обнаружил, что ни одно ведомство не отвечает за прирост запасов. Но в прежние времена в положении о Министерстве геологии СССР первым пунктом было записано, что это геологическое ведомство отвечает за обеспечение народного хозяйства Советского Союза всеми полезными ископаемыми.

 

Сегодня на новых месторождениях открываем лишь 15-20 процентов запасов,  всё остальное – на старых, за счет эксплуатационного бурения. Когда-то в Тюмени бурили более 3 миллионов метров разведочных скважин в год, а по всей стране – 7-7,5 миллиона. Нынче таких объемов и в помине нет.

На эти темы мы часто беседовали с Львом Ивановичем Ровниным. Сердце его болело за состояние дел в родной геологии. И всё же он не терял веры в то, что геология возродится.

И как все геологи вспоминал эти строчки:

А путь и далёк, и долог,
И нельзя повернуть назад.
Держись, геолог, крепись, геолог,
Ты ветра и солнца брат.
 

В память о Льве Ивановиче Ровнине тюменцы назвали один из городских скверов именем известного первопроходца. Это так справедливо: предчувствие большой нефти испытал молодой геолог именно там, в Тюмени, и не ошибся в своих догадках и прогнозах. Зашелестит весной ровнинский сквер молодой зеленой листвой, подрастут, окрепнут хрупкие деревца, высаженные в сибирской земле, как напоминание всем нам: жизнь, наполненная смыслом и делом, не обрывается с уходом человека, прорастает новыми побегами. И всё продолжается…

 

Фото Юлии Коваленко, НАО «СибНАЦ», Александра Целикина,
Минприроды РФ  и из семейного архива Л.И. Ровнина

 

Все фотографии с открытия выставки памяти Л.И.Ровнина->>>