Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Февраля
    Г.Д.Авалишвили
  • 1 Февраля
    В.А.Родина
  • 2 Февраля
    Ф.Г.Гарипов
  • 2 Января
    В.Ш.Клигман
  • 2 Февраля
    М.Ю.Торхов
  • 3 Февраля
    О.А.Антропов
  • 4 Февраля
    В.И.Блинов
  • 4 Февраля
    А.В.Глазырин
  • 4 Февраля
    Н.В.Кузнецов
  • 5 Февраля
    Т.А.Абрамова
  • 5 Февраля
    А.В.Галаганов
  • 6 Февраля
    И.М.Гордеев
  • 6 Февраля
    Н.Р.Сухачева
  • 7 Февраля
    Г.Т.Березина
  • 7 Февраля
    Н.И.Плиткин
  • 9 Февраля
    Е.А.Лукьянова
  • 9 Февраля
    Н.К.Новиков
  • 9 Февраля
    В.А.Фадиенко
  • 10 Февраля
    Ю.А.Нифонтов
  • 11 Февраля
    А.В.Василишин
  • 11 Февраля
    В.В.Мурзин
  • 11 Февраля
    Л.И.Скорчева
  • 12 Февраля
    В.Ф.Долгих
  • 12 Февраля
    Т.Р.Лебедина
  • 12 Февраля
    Н.А.Мальцева
  • 13 Февраля
    А.Н.Петров
  • 13 Февраля
    Ф.Н.Петрова
  • 15 Февраля
    А.А.Баранов
  • 15 Февраля
    В.Г.Ручкин
  • 15 Февраля
    В.А.Токарева
  • 16 Февраля
    Е.А.Василишина
  • 17 Февраля
    С.В.Березицкий
  • 18 Февраля
    В.С.Маклыгин
  • 18 Февраля
    В.Р.Хачатуров
  • 18 Февраля
    С.А.Шаипова
  • 18 Февраля
    Т.Н.Яшкунова-Сабадаш
  • 19 Февраля
    Г.Н.Пушников
  • 20 Февраля
    И.Е.Окунев
  • 22 Февраля
    В.С.Краснов
  • 22 Февраля
    Ф.А.Хусаинов
  • 23 Февраля
    А.В.Воронцов
  • 24 Февраля
    А.Ю.Долгих
  • 24 Февраля
    А.И.Острягин
  • 25 Февраля
    Н.Е.Симонович
  • 27 Февраля
    Э.М.Бешкильцева
  • 27 Февраля
    Ю.В.Кузнецов
  • 27 Февраля
    Л.И.Марченко
  • 27 Февраля
    Ю.К.Шафранник
  • 28 Февраля
    А.А.Дремов
  • 28 Февраля
    Н.И.Шибанова
  • 29 Февраля
    Т.В.Новопашина
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

19.02 18.02
USD 56.3554 56.3554
EUR 70.6471 70.6471
все курсы

Встреча через века

 

Я - на земле Новгородщины, издревле непокорных и свободолюбивых вечевиков – новгородцев. Стою точно в том месте, что в 13 километрах севернее деревни Большое Замошье Новгородского района Новгородской области. Невдалеке  находится деревушка Малое Замошье с оставшимися от прошедшей  войны домами – развалюхами и двумя новыми коттеджами дачников. Огромное поле, поросшее сорной травой. Почти со всех сторон видится кустарник, а далее – лес, густой, непроходимый и заболоченный. Бездорожье. Через лес без резиновых сапог пройти сложно. На каждом шагу всё изрыто оставшимися буграми и окопами, заросшими траншеями, обвалившимися ямами от блиндажей и от взрывов снарядов и бомб. Везде – поваленные и искалеченные деревья. Угрюмое и неприятное место. На душе – кошки скребут, мрачно и тревожно! До сих пор жители, копая огороды и вспахивая поле, находят и кости, и каски, и ржавые остатки оружия. 

Здесь в марте 1942 года войска Ленинградского и Волховского фронтов неоднократно пытались прорвать кольцо обороны Ленинграда. Но вместо прорыва наши 52-я, 59-я и 2-я Ударная армии оказались в окружении превосходящих сил противника (группы армий «Север»). 1004-й стрелковый полк, в котором воевал мой отец, входил в 305-ю стрелковую дивизию 53-ей армии, прорывался в южной части окружения и пытался выйти через так называемую «Долину смерти» по направлению к Мясному Бору.

22 марта 1942 года шёл третий день прорыва. 

И вот, спустя много лет, я стою на этой земле. Долго всматриваюсь до боли в глазах в каждый уголок поля. В раздумье закрываю глаза, …и как набежавшая волна,  всколыхнулось видение. 

…Ясно вижу это поле и лес заснеженными и морозными. Раннее утро, но ещё только-только намечается  рассвет. Еле приметны в снегу, в воронках и наскоро вырытых окопчиках и проходах серые пятна наших солдат, кутающихся в плащ-накидках. В кустах и далее в лесу видны редкие чёрные силуэты танков.

Вот в полумраке мелькнула фигура, видимо, командира в полушубке, и ещё несколько человек в тёмных телогрейках - фуфайках, быстро перебегающих от одного окопа до другого. Передав какое-то указание, бегут дальше. Фигурки солдат зашевелились. Пока – напряжённая и тревожная тишина, нарушаемая только со стороны немцев  хлопками взлетающих ракет и изредка бесцельными пулемётными очередями. 

Через какое-то время неожиданно совсем рядом взвивается вверх зелёная ракета. И без артподготовки всё зашевелилось, ожило, воздух взорвался, заохали пушки, взревели танки, и  всё это двинулось, ломая  и круша кустарник и большие деревья. Откуда-то выскочил тот командир в полушубке, взмахнул рукой с пистолетом и, спотыкаясь в снегу, рванулся вперёд. Из снега замелькали и прыжками побежали солдаты, в основном, вооруженные винтовками. Бежать было тяжело, снег уже подтаял, просел, и ноги проваливались до колен. Немецкая артиллерия беспрерывно била спереди и с правого фланга.  Кругом – автоматные и пулемётные выстрелы. Всё ахало, и смешалось в сплошной вой и грохот: выстрелы пушек, рёв танков, разрывы и непонятный, душераздирающий крик наступающих. Люди спотыкались и падали, ползли, вскакивали и продолжали бежать. Многие оставались неподвижно лежать, уткнувшись лицом в глубокий снег.

 

И вдруг я ясно увидел, как один из солдат выскочил из окопчика, обернулся и… О, милостивый Господь, я узнал своего отца! Это был он, он! Что было сил, заглушая всеобщий шум, я в беспамятности закричал: 

– Отец, отец! 

Он как будто долго и внимательно посмотрел на меня невидящим и строгим взглядом, тем, которым когда-то смотрел, обернувшись, навсегда уходя из села на фронт. Затем отвернулся и, не останавливаясь, продолжил бежать. 

– Отец, отец, подожди, это – я! – кричал я, разрывая своё горло, падал и пытался ползти. – Отец, это – я, я, сын твой – Шурка!» – сквозь слёзы ревел я, размазывая снег, слёзы, грязь по всему лицу. 

Изнемогая, я полз, разгребал комья снега и грязи. Ломал в кровь ногти и пальцы, скрёб землю и плакал. И не мог сдвинуться с места. 

Но он убегал всё дальше, иногда, приседая на левую ногу, передёргивал затвор, стрелял, снова приседал и продолжал удаляться, стреляя на ходу.

– Отец, отец, постой, остановись!

Но – нет. Он убегал всё дальше и дальше в своей кургузой шинели, подпоясанный брезентовым солдатским ремнём, на котором сзади болтался котелок.

– Отец, погоди…

И тут он как будто запнулся обо что-то, слегка подпрыгнул и упал.

– Отец, батя! Не падай! Вставай! 

Нет. Он не поднялся.

Ах, отец, отец…

Поле всё больше и больше покрывалось неподвижными телами. Роты и батальоны снова зарылись в снегу. Прорыв захлебнулся. Вместе с ними умер и я. Сколько прошло времени – не помню.

Летняя тишина. Очнувшись, не видя ничего под ногами, я, спотыкаясь, шёл напрямую, по бугристой поросшей травой земле к братской могиле 305-й стрелковой дивизии. Было невыносимо больно и горько на душе, жаль отца и себя, обидно за своё безотцовское детство. На мемориале среди рядов серых гранитных плит я нашёл одну, на которой высечено: «Рядовой  Колесников М.В., 1902 года».

Шёл 2012-тый. Вот и встретились мы. 

– Ах, отец, отец. Я уже по возрасту старше тебя вдвое! Как я ждал тебя! Как мне не хватало тебя

 

P.S.: Из окружения мало кому удалось выйти. Так, из восполняемого списочного состава 305-ой стрелковой дивизии в 17 500 человек прорвались только  82  донельзя  измученных и изнурённых человека. Всего в окружении погибло более 305 000 человек. На военном языке операция по прорыву блокады Ленинграда и выходу из окружения носит название «Любанская». Мемориальный комплекс находится в н.п. «Мясной Бор», рядом с  Ленинградским шоссе между Москвой и Ленинградом.  

Заслуженный работник транспорта РФ
Почётный ветеран города Москвы

 

Любительский фильм Александра Колесникова,
посвященный отцу, Михаилу Васильевичу Колесникову: