Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Августа
    А.В.Лобова
  • 1 Августа
    Г.И.Иванова
  • 1 Августа
    Т.В.Летуновская
  • 2 Августа
    А.П.Картежников
  • 2 Августа
    Н.И.Наконечный
  • 2 Августа
    В.М.Стешенко
  • 3 Августа
    В.С.Глебов
  • 3 Августа
    Л.Ф.Захарченко
  • 3 Августа
    Б.К.Кутычкин
  • 3 Августа
    А.В.Павелко
  • 3 Августа
    Ю.Г.Сарбин
  • 4 Августа
    М.Ю.Клещева
  • 4 Августа
    Т.Н.Насолдина
  • 4 Августа
    В.И.Отт
  • 4 Августа
    Д.В.Шевчук
  • 5 Августа
    В.А.Деньгин
  • 5 Августа
    Н.Ю.Лаврентьева
  • 5 Августа
    А.Ю.Колесникова
  • 5 Августа
    В.П.Криулин
  • 5 Августа
    В.В.Черкашин
  • 6 Августа
    С.Н.Кабаев
  • 6 Августа
    А.Ю.Назарова
  • 8 Августа
    К.В.Белкин
  • 8 Августа
    Г.И.Райков
  • 9 Августа
    Г.Г.Кашлева
  • 10 Августа
    В.Ф.Гаращенко
  • 10 Августа
    В.И.Соболев
  • 11 Августа
    Е.О.Дремов
  • 11 Августа
    П.Н.Завальный
  • 12 Августа
    Г.С.Букринская
  • 12 Августа
    О.М.Серафин
  • 12 Августа
    В.И.Ульянов
  • 13 Августа
    А.П.Анисимов
  • 14 Августа
    О.И.Ракутько
  • 14 Августа
    А.А.Рулин
  • 14 Августа
    Т.В.Савельева
  • 15 Августа
    Н.Ф.Дмитриенко
  • 16 Августа
    Ю.С.Бочаев
  • 17 Августа
    О.Н.Кабаева
  • 17 Августа
    М.В.Лисовский
  • 20 Августа
    Г.И.Шмаль
  • 21 Августа
    С.А.Беличева
  • 21 Августа
    Ю.П.Ковеленов
  • 21 Августа
    О.В.Чабан
  • 22 Августа
    Л.Г.Корсунская
  • 22 Августа
    Н.В.Шуравин
  • 23 Августа
    В.Н.Манырин
  • 24 Августа
    А.В.Кочнев
  • 24 Августа
    В.В.Курочкин
  • 24 Августа
    Н.Н.Товескин
  • 25 Августа
    Ю.И.Важенин
  • 25 Августа
    В.В.Котелык
  • 26 Августа
    С.Б.Багинский
  • 26 Августа
    А.П.Коваленко
  • 27 Августа
    Н.Н.Карнаухов
  • 27 Августа
    В.Я.Саликов
  • 28 Августа
    С.А.Гончаров
  • 28 Августа
    А.Н.Резник
  • 28 Августа
    А.Г.Рябчуков
  • 28 Августа
    В.В.Шпилькин
  • 29 Августа
    Л.В.Белослудцев
  • 29 Августа
    В.Ф.Шашина
  • 30 Августа
    В.Н.Кузнецов
  • 30 Августа
    М.С.Скокова
  • 31 Августа
    С.П.Барышников
  • 31 Августа
    Е.В.Земцова
  • 31 Августа
    Л.А.Протазанова
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

21.08 20.08
USD 66.7840 66.6082
EUR 73.9766 73.9484
все курсы

О себе, о хороших людях и о любимом городе.
Монолог почетного гражданина города Тюмени

 

 

Тюменская земля  обладает не только богатейшими природными ресурсами. Она богата талантливыми людьми. Сегодня мы гордимся Тюменью – крупным промышленным центром России, городом науки, культуры и спорта. Многие – многие люди сообща создавали и строили Тюмень, и в ее успехах есть вклад каждого жителя.

Геннадий Райков прошел значительную часть своего трудового пути плечом к плечу с тюменцами, внес весомый вклад в развитие областного центра, за что по праву носит звание «Почетный гражданин Тюмени».

- Я жил и воспитывался в семье кадрового военного. Так получилось, что отец окончил службу и остался безработным. Так что я с 14 лет работал в кочегарке, чтобы кормить семью. Был хулиганистым, но всегда хорошо учился. Школу закончил с «серебряной» медалью. Особенно хорошо мне давались точные науки, поэтому я пошел в инженерный институт. Сама судьба воспитала из меня человека, требовательного к исполнительности и  дисциплине. Потому, наверное, меня всегда бросали на прорыв. Так, в 25 лет назначили начальником цеха, который сильно тормозил работу завода, не выполнял план. А через год он стал первым на Омском заводе им. Баранова цехом коммунистического труда.

Когда тюменский завод получил серьезное оборонное задание, и потребовались высокопрофессиональные специалисты, меня перебросили из Омска на Тюменский моторный завод главным инженером. Приехав в Тюмень после Омска, я увидел большую деревню - сплошь деревянные домишки, деревянные тротуары. А это был 1977 год.

В те годы все силы и средства бросались на освоение нефтяных месторождений - Березовского,  Самотлорского, а в городе все ходили в резиновых сапогах. Это была объективная реальность.

А сегодня – пройдитесь по Тюмени. В прошлом году, когда  она была признана городом библиотек, и сюда съехались  библиотекари со всех регионов России, они увидели современный город,  цветущие яблони, а не тополя с пухом. А ведь Райков в свое время одним из первых заложил в апреле 90-го основы развития города.

30 лет я на двух заводах - на Омском им. Баранова, а затем на Тюменском моторном - делал авиационные и ракетные двигатели. Это была моя профессия, и если я стал директором, то, наверное, работал успешно. Но завод  - это не только изготовление двигателей. Мы очень много строили, у нас было свое строительное управление, и если посмотреть на Тюмень, то около 30 процентов города построил моторный завод.

Мы построили пионерский лагерь на озере Андреевском. Он до сих пор действует, и в нем отдыхают ребятишки. Было построено 12 детских садиков. Детский садик в Восточном микрорайоне и сейчас является лучшим в городе. Мы построили пионерский лагерь на Азовском море и своими самолетами возили отдыхать заводчан, причем бесплатно.  Первый в СССР шахматный клуб был построен в Тюмени. До двух тысяч детей занималось в нем. На его открытие приехали все чемпионы мира. Где сейчас этот шахматный клуб? Торгуют тряпочками на этом месте. И все это делал моторный завод, на котором работала значительная часть жителей Тюмени.

Я считаю, что генсек Михаил Сергеевич Горбачев целенаправленно вел развал оборонной промышленности России. И кто бы что сегодня ни говорил, он сознательно это делал.

В чем заключался развал? Началось с выборности директоров. Скажите, какой коллектив избрал бы строгого директора? Никакой. Избрали директора мебельной фабрики, и от фабрики остались одни дрова. Директора Рязанского станкостроительного завода тоже избирали. Спросите у рязанцев: есть у них такой завод? Нет.

Это был первый удар по промышленности. Второй удар, который должен был окончательно ее добить, – это конверсия оборонных предприятий. Она заключалась в том, что сокращалось производство оборонных изделий, а за счет высвободившихся рабочей силы и оборудования нужно было делать гражданскую продукцию. Что нельзя и невозможно было сделать, потому что станки спецналадки, линии на другое производство не перестроишь. Их надо было снимать и ставить новые. У рабочих на 50 процентов уменьшился объем работы, а заработная плата осталась та же. И заводы начали умирать один за другим. Поэтому в то время был создан союз промышленников СССР, который возглавил Александр Иванович Тизяков, директор завода  им. Калинина в Свердловске, второго ракетного завода в стране. Союз начал вырабатывать меры, чтобы не дать погубить оборонную промышленность. Я был избран заместителем председателя Союза промышленников по Западно-Сибирскому региону.

Что было дальше? Горбачев провозгласил программу интенсификации 90-х. Но программа была явно липовая, ничего сделать было уже невозможно. Заводы продолжали умирать. Мы, «красные директора», понимали, к чему это ведет. Поэтому появилось  решение о восстановлении советов народных депутатов в области и городе, и мы сочли необходимым, чтобы часть директоров избиралась Советами.

На мой взгляд, историю должны делать люди, прежде всего созидающие, люди производства. Вот почему мы, промышленники, должны были брать власть в свои руки. Мы объединились и создали Союз российских промышленных городов, чтобы  подтолкнуть власть к действию. Я предлагал  Горбачеву: уберите уравниловку на заводах,  дайте людям возможность зарабатывать и использовать свои возможности. На что Михаил Сергеевич предложил исключить меня из партии. У Горбачева была задача - развалить экономику и разрушить Советский Союз. Они принесли своим бездействием,  а иногда и целенаправленными  действиями колоссальный урон стране. Падение промышленности за те годы составило 76 процентов. А в войну, когда Гитлер дошел до Волги, и были разрушены города и села, - 46 процентов. А это без войны - так разрушить страну! Горбачев  хорошо помнит этот разговор, я все высказал ему  в лицо.

Когда меня избрали председателем городского Совета народных депутатов, я сознательно пошел на это, видя, что падает власть, а людям надо жить, и жить в хорошем городе. Председателем областного Совета народных депутатов был избран Юрий Шафранник. Партийные деятели из руководства уже ушли. Таким образом, были избраны два генерала от промышленности: один  - от оборонной, а другой - от нефтяной. Один  - руководителем области, другой – руководителем города. Тогда наша тюменская  пресса так и  писала: «к власти пришли два генерала».

Это был приход не только Райкова. В тот момент началась смена команды. Ленинский район возглавил Сергей Шерегов - генеральный директор «Обьэлектромонтажа». Калининский район  - Степан Киричук, заместитель  начальника Тюменского отделения Свердловской железной дороги. Среди нас не было партийных деятелей. Из партийного состава остался только Николай  Романов.  Таким образом,  на место тех, кто говорил о марксизме-ленинизме, о развитии идеологии, об общем поcтроении коммунизма и всеобщем построении братства, пришли хозяйственники, люди -  практики.

А вы помните,  какой был самый главный  лозунг коммунизма? От каждого – по способностям, каждому - по потребностям. Не по труду, а всем  - отдай по потребностям. И талантливый слесарь, и бесталанный получали одинаково. И когда была уравниловка, промышленность разваливалась.  

Мы, новая команда, поверили, что началась замена партийно-бюрократического аппарата на людей  практических дел.  Правда, потом глубоко разочаровались, но вначале поверили. Нам дали право, и мы рванулись в бой, как пионеры.

Заместителем  по исполнительной работе я поставил  Александра Гулько – заместителя генерального директор завода блочно-комплектных устройств. Руководителем аппарата по всем хозяйственным  делам я назначил Вячеслава Медведева – заместителя генерального директора моторного завода.

В те годы главная проблема города  заключалась  в отсутствии  ливневой канализации. И поэтому, как только май – надевай  сапоги,  как только сентябрь – опять надевай сапоги. Стояли чаны с водой, в которых нужно было помыть сапоги, прежде чем заходить в учреждение. Пока человек в помещении на заводе трудится, вроде все хорошо, а вышел с завода  - и сразу в канаву. Город, который являлся центром освоения Западно -Сибирского нефтегазового региона, был в состоянии большой «задрипанной» деревни!

Первым решением, которое мы приняли, было решение провести ливневку по центральной части города.  Для этого нужно было полностью реконструировать  улицу Республики, которая делит пополам город. Когда мы начали анализировать, то стало понятно, что нужно убрать весь грунт на трехметровую глубину до твердой глины: Тюмень все-таки на болотах стоит. Мы раскопали город пополам. На этой стройке много работал Анатолий Борисович Куталов, он на ней дневал и ночевал. А для Тюмени это была стройка века! Когда мы выкопали первую траншею, один партийный деятель мне сказал: “Вот ты выкопал  яму – в ней тебя и закопают».  Мой ответ был: «Вас уже давно закопали. А дорогу мы все равно построим».

За одно лето нам нужно было построить  почти 28 километров дороги только по улице Республики, выбрать весь грунт до твердой глины,  привезти с Урала песок и щебенку, заложить всю ливневку. Чтобы организовать эту работу, были созданы штабы по районам. В Ленинском районе свои улицы вел Шеригов, в Калининском – Киричук, я вел Центральный район. Невозможно было  только одну улицу строить, нужно было комплексно решать эту проблему по всему городу. Мы перерыли всю Тюмень. Мы в северном варианте положили аэродромные плиты, чтобы не было провалов вдоль железной дороги.

Тогда были митинги, демонстрации - нужно снять Райкова, потому как из-за него перебраться с одной стороны города на другую затруднительно. Я выступал перед жителями города и говорил:  «Или терпите, или ходите по грязи».  Мы справились. И ровно через год  тюменцы начали ходить в туфельках. В любой ситуации  всегда нужно начинать с ликвидации грязи -  то ли на дороге, то ли в голове, то ли в стране.

Второй проблемой города тогда были щитовые поселки. Один из них -  поселок нефтяников. Он был притчей во языцех. Когда осваивался нефтегазовый регион, никто не задумывался   о вопросах  благоустройства. Была нужна рабочая сила, поэтому ставили щитовые дома и нагоняли людей. В этот поселок  было ни пройти, ни проехать, не было воды, по первому этажу, где детишки жили, бегающие крысы. Поселок был снесен полностью, все 22 дома - «под ноль». Людей переселили, дали жилье. Действовали тогда следующим образом: выселяли один дом, и как только последний человек выезжал, эту щитовую постройку тут же ровняли бульдозером, чтобы никто в нее не зашел.  Сегодня есть такие поселки, такие щитовые дома в Тюмени? Нет, город от них избавился.  

Потом началась крупная застройка в центре города. Пробивались дороги, убирались дома. Например, там, где сейчас улица Советская, был частный сектор. Мы начали закладывать основу набережной. Сегодняшние власти во главе с губернатором заканчивают эту работу. Жаль, что она затянулась на двадцать лет.

А еще многие помнят «чистые» четверги, когда я инспектировал город. В автобусе со мной сидела административная комиссия и тут же выписывала штрафы. Зачем ходить по инстанциям? Все решалось сразу и на месте. Соответственно, если убирать каждый четверг, то город будет постоянно чистым. Это такая незаметная работа вроде, а с другой стороны - колоссальная.

Где деньги находил Райков? Я каждую копейку в бюджетный фонд вкладывал. И не воровали на строительстве, считали каждую щебеночку, каждый килограмм. Я в 7 утра начинал первую оперативку, а последнюю проводил в 23 часа. И так каждый день. И еще я всегда говорил, что деньги не рыжики, они и зимой бывают. Когда строились дороги, начали создаваться коммерческие банки. Я предложил банкирам вложиться в строительство, и они пошли мне навстречу и добровольно давали деньги. Спасибо этим банкирам. Хотя это были коммерческие банки, и они не обязаны были это делать. Мы за счет этих денег строили дороги.

Вы помните, как весь транспорт шел тогда через город? Запрет  на въезд грязных машин в Тюмень воспринимался не очень положительно. Машины мыть негде было! Начали строить автомойки. Так, одно за другим, и закладывалась современная инфраструктура города. Нам удалось заложить основу, которую последующие власти только сейчас заканчивают - завершается строительство кольцевой дороги мостопроводом в районе Тобольского тракта, и Тюмень будет полностью закольцована.

Когда  в 1991-году Егор Лигачев приехал в Тюмень, то ему выделили «Икарус» – на машине проехать по городу было невозможно.  Я хорошо запомнил приезд Егора Кузьмича. Он приехал проводить последнюю областную отчетно-выборную  партконференцию с определенной кандидатурой. В тот момент старая власть уже рухнула, а  новая еще не пришла. И кроме как у Райкова,  в городе власти ни у кого не было.

Визит секретаря ЦК КПСС Егора Лигачева в Тюмень. 1991г.

 

Лигачев предложил мне свою помощь. В городе был ликвидирован городской отдел милиции, я ценой большой  борьбы с министром внутренних дел восстановил его. Помещение для отдела я нашли, а вот транспорта для милиционеров не было. Лигачев подписал письмо, и нам выделил машины Ульяновский завод.

Кстати, с Лигачевым в Тюмень приезжал министр культуры и предложил организовать в Тюмени институт культуры, если мы найдем здание. Было принято решение, и под институт отдали старое здание гориспокома. А горком КПСС я переселил по назначению – в здание обкома партии. Директором института культуры был поставлен  талантливый руководитель Михаил Капеко. И сейчас, слава Богу, институт живет и выпускает специалистов для Тюмени, области и страны.

Почему я ушел в отставку? Так получилось, что, с одной стороны, было много построено, заложены основы развития города. С другой стороны, я понимал, что сделать то, что хочется, невозможно. К власти пришла сначала очень большая партийная рать, потом рать псевдодемократов. Пришли Гайдары, Чубайсы, Министром Миннефтегаза пришел какой-то Лопухин! С этими людьми ничего не возможно было построить. Я понимал, что врать людям не могу и не буду. Все это побудило меня подать прошение об отставке Ельцину и уйти. Тогда президент России мне сказал: «Ты не найдешь работу в этой стране». Я и не нашел, и уехал директором завода в Швецию.

Уезжая, я сказал, что если будут нормальные выборы, то я выставлюсь. Потом создалась инициативная группа, которая связалась со мной в Швеции и напомнила о моем обещании. И 85 процентов трудящихся Тюмени отдали за меня голоса. Я вернулся, чтобы снова помогать городу. Меня три раза в одном и том же одномандатном округе избирали депутатом. Наверное, не за то, что фамилия моя такая красивая, а за работу. Можно привести несколько примеров. Все вы знаете строительный институт. Когда рухнула его крыша, мне пришлось дойти до самого верха, чтобы его восстановить. Потом к зданию уже пристроили спортивный комплекс. Сельхозинститут, который хотели прикончить, - как он сегодня прекрасно выглядит и  каких специалистов выпускает!  

Когда у Тюмени отбирали квоту за недра, я помогал ее отстоять.  Ведь юг Тюмени – это плацдарм для севера,  нужна база, чтобы  оставался нефтегазовый комплекс. Будучи депутатом, мне пришлось долго это доказывать и отстаивать. Нам до сих пор платят за недра, а это те деньги, которые помогают сегодняшнему губернатору  В.В. Якушеву и его команде развивать  город и область.  

Почему я ушел из депутатов? Потому что я был категорический противник ликвидации одномандатных округов. Я голосовал против этого закона. Я не могу пресмыкаться перед руководителями «Единой России» и просить включить меня в списки. Поэтому я не пошел избираться в четвертый раз. Я привык один на один выходить к людям, и если они меня не выберут, то вопросов и обид нет.

Все это не так просто на самом деле, как может показаться. За 12 лет депутатом я много сделал. Из людей, пришедших ко мне, 80 процентов получали решение вопросов, 100 просто невозможно. Когда Жириновский решил выставиться в Тюмени, проехал по городу и спросил, кто ваш депутат, то все ответили: «Райков».  Мне он тогда сказал, что не будет выставляться в городе, где каждый меня знает.

Г.Райков - депутат ГД РФ

Наверное, сама судьба распорядилась, чтобы я уехал  работать  Швецию.  Да, я посмотрел, как они работают и как живут. Вот Геннадий Зюганов все время говорит, что в Швеции социализм. Да нет шведского социализма, у них есть плановое хозяйство.

Если в Швеции электроэнергия государственная, то она именно государственная. Построено 15 каскадов на горных реках, которые обеспечивают электроэнергией всю страну. Я через 17 лет приехал в Швецию, а тарифы на электроэнергию остались те же. У нас, если помните, 2 копейки стоил кВт час, и на 135 рублей пенсионер счастливо жил. И эти 2 копейки были не те, что сейчас. Сегодня до 2 рублей дошло. На 8000 рублей пенсионер загибается, а на 5000 рублей  пенсии, считай, что помер.  

Шведские предприятия, работающие на социальную сферу – государственные, а не частные. Каждое частное предприятия обременено решением социальных задач.  

И каждый директор завода в Швеции старается заключить для своего предприятия выгодный контракт. Разница в зарплате у директора и рабочего небольшая: у директора 40 тысяч крон, у рабочего – 30 тысяч крон. А деньги директор зарабатывает   за счет бонуса: с каждого заключенного контракта он получает 3 процента минус налоги.

Я понял их экономику. И это дает возможность мне понимать, что мы не так делаем.  Например, мы говорим, что у них платное образование. Но прежде чем так делать, надо понимать  подоснову этого вопроса.

В Швеции с момента рождения ребенка ежемесячно выплачивается по 100 долларов детского пособия. Его не могут снять ни родители, ни он сам.  В 16 лет он становится владельцем этих денег и ими оплачивает свое дальнейшее образование. Но ведь ему 16 лет на эту учебу деньги копили! Вот какое платное образование,  с ума сойти!  

Понимаете, что при таком государственном планировании граждане Швеции очень сильно социально защищены.  А у нас это есть? У нас так будет? Мой опыт работы в Швеции помог мне в дальнейшей работе депутата принимать и участвовать в разработке законов.

Сейчас мы говорим, что у нас экономика развивается. На самом деле она еле движется.  Предпринимаются судорожные попытки создать русскую авиацию. Но тех самолетов, которые были, уж нет, и нет основы для создания новых. Когда же правительство принимает решение призвать иностранных пилотов, то это может привести к тому, что скоро не станет не только русских самолетов, то и русских пилотов. Нас будут возить на самолетах  Люфтганзы иностранные летчики. Тут можно провести аналогию с хоккеем. Как стали приглашать иностранных игроков, так не стало молодых российских. В итоге может случиться, что в России не будет ничего своего. Если не будет восстановлена промышленность,  то останется только одна большая страна потребления.  Сегодня Президент страны это понимает и предпринимает все возможные усилия, но ему это приходится делать на руинах. Это очень сложно и трудно. Я  всеми силами его поддерживал тогда, когда был депутатом, и поддерживаю сегодня, дай ему Бог успехов.

Я выступил автором и соавтором порядка пятисот законов. Один из них помнят все: работающие пенсионеры должны получать 100 процентов пенсии. Человек ведь ее честно заработал, почему же он должен получать  50 процентов? Автор закона  - Райков.

Другой закон, который знают все военные пенсионеры, когда мы пайковые ввели в пенсию. И она повысилась почти в 2 раза.

Я зашел как-то год назад в храм Христа Cпасителя. Женщины мне говорят: «Мы ставим за Ваше здравие свечки каждый день… Я вот сейчас гардеробщицей работаю и пенсию полностью получаю». Вот, наверное, поэтому я еще работаю.  

Был еще один закон, который гласит, что начальники ГУВД, УВД и министр внутренних дел назначаются президентом без согласования. А замы по охране общественного порядка  назначаются по согласованию с областной Думой и губернаторами. Тогда милиционеры получаются независимыми от власти. Иначе они должны были бы пресмыкаться перед депутатами и губернатором. Какой же он тогда милицейский начальник? Были и другие законы. Поэтому, наверное, на 100-летие Думы меня наградили орденом за заслуги перед парламентаризмом.

В ноябре прошлого года к моей основной работе  - председателя Совета директоров Федерального центра информатизации при ЦИК России - добавилась общественная нагрузка. Меня избрали председателем Западно-Сибирского землячества, объединяющего 750 тюменцев, ханты-мансийцев и ямальцев,  которые волей судьбы  оказались на работе в Москве так же, как и я. Но не потеряли связи с родной Сибирской землей.

В состав землячества входят люди, которые много сделали для развития Западной Сибири. Назову лишь несколько фамилий, их знают все. Это Г.И. Шмаль, В.О. Отт, С.П.Барышников, Л.Ю. Рокецкий, Л.М.Белявский, В.А.Гейдельбах, В.И. Калюжный, Л.И. Каспаров, С.М.Киричук, Ю.М. Клепалов и многие другие. Они осваивали Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс, который сегодня является основой формирования российского бюджета.

Мы поддерживаем тесный контакт с  жителями Тюмени, Ханты-Мансийска, Ямала, мы в курсе их проблем и помогаем им практически. Так же мы много делаем, чтобы сохранить историю нашего региона. Сегодня мы активно готовимся к проведению юбилея Березовского месторождения. Так что мы не оторваны от своей малой Родины и ежедневно на связи с земляками.  

 

Геннадий Райков,

председатель Западно – Сибирского землячества в Москве